Б          А         Р         Б        О         С  
                             сайт для всех любителей  домашних и диких животных и природы  
В МИРЕ ЖИВОТНЫХ
ДОМАШНИЕ ЖИВОТНЫЕ
СОБАКИ
КОШКИ
АКВАРИУМ: ЖИВОТНЫЕ И РАСТЕНИЯ
Категории раздела
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДРЕССИРОВКА СОБАК [81]
ДРЕССИРОВКА И НАТАСКА ОХОТНИЧЬИХ СОБАК [30]
ДРЕССИРУЕМ ЧЕТВЕРОНОГОГО ДРУГА [37]
ДРЕССИРОВКА СОБАКИ-СПАСАТЕЛЯ [21]
СОБАКА СОПРОВОЖДЕНИЯ [13]
СОБАКА - ПРОВОДНИК СЛЕПОГО [25]
ВОСПИТАНИЕ, ДРЕССИРОВКА И НАТАСКА ЛЕГАВОЙ [4]
СОБАКА-ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ [23]
ДРЕССИРОВКА СОБАК С ПОМОЩЬЮ КЛИКЕРА [7]
Форма входа

Главная » Файлы » ДРЕССИРОВКА СОБАК » СОБАКА-ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

СОЦИАЛЬНОСТЬ СОБАКИ
05.05.2012, 12:27

Разберемся, что такое социальный, или общественный, вид, ведь без понимания особенностей социальной организации невозможно понять собаку и наладить надежный контакт с ней.

Все виды животных можно условно разделить на одиночные и общественные. Первые существуют поодиночке, встречаясь с другими особями в сезон размножения, и только под влиянием внешних (а не внутренних!) причин могут объединяться во множества. Так, стаи головастиков собираются в лужах в тех местах, где вода наиболее теплая, а корм обильнее; во время разливов больших рек на островах сбиваются огромные стаи зайцев, спасающих свою жизнь.

Животные, объединяющиеся под влиянием внутренних стимулов, называются общественными. Структура, ее сложность и напряженность связей внутри такого сообщества у каждого вида свои.

В самых простых сообществах структура сводится к поддержанию оптимального расстояния между соседями и подражанию лидеру — животному, первым бросившемуся к корму или прочь от хищника. Количество членов в сообществе практически не ограниченно, соседи не знают друг друга «в лицо», лидером становится любая особь.

В более сложных сообществах появляется деление «свой — чужой», и таким образом количество членов ограничивается.

В наиболее сложно устроенных обществах существует индивидуальное распознавание членов, возникает структура межличностных отношений и социальных ролей.

Потому и мог возникнуть союз между человеком и собакой, что структура социума, сложность межличностных связей, а возможно, и распределение социальных ролей у двух этих видов оказались схожими.

Еще одна занятная деталь: собакам свойственна сложная мимика, с помощью которой они могут выражать тончайшие оттенки эмоций, четко демонстрировать свои намерения. Во многих деталях этот «язык» сходен с мимикой человека. Именно потому даже маленький ребенок легко отличает, когда собачка сердится, а когда улыбается. Весьма вероятно, это сходство оказалось одним из факторов, сделавшим возможным союз людей и собак. Партнерам было легко понять друг друга и, соответственно, договориться. Кстати, кошка, видимо, осталась для нас загадочным существом именно потому, что ее мимические движения и демонстрационные позы не имеют почти ничего общего с нашими. А собаке достаточно растянуть в улыбке губы — и счастливый хозяин засмеется в ответ!

Что же такое стая? Это вовсе не сумма сил и умений всех ее членов, а нечто иное, гораздо большее. Звери или люди, объединившись в стаю, создают своеобразный надорганизм (суперчеловека или суперсобаку), который умеет и может гораздо больше, чем каждый член стаи поодиночке. Существуют сложные отношения между членами группы, феномен вожака, передача традиций от поколения к поколению, долгое детство. Необходимо с этой структурой ознакомиться поближе.

Стая собак объединяет животных обоего пола и разных возрастов. Каждая стая занимает определенную территорию и охраняет ее от соседей. Части этой территории имеют разную ценность и, следовательно, охраняются неодинаково. Наиболее ценна и охраняема та территория, где располагаются места отдыха и укрытия для выращивания молодняка. Достаточно значимы источники воды, особенно в местах, где ее мало. Регулярно патрулируются охотничьи территории. Чем ближе к границам стаи, тем реже посещают эти места. Именно поэтому в приграничные зоны часто уходят животные, которых в стае третируют. Обычно в таком положении оказываются молодые и, реже, взрослые кобели с низким социальным статусом. Охраняя территорию стаи, «пограничники» не бросаются в бой сломя голову, они лаем поднимают тревогу и отступают в жилую зону, где их и поддерживают основные силы во главе с вожаком.

Говоря о «пограничниках», мы коснулись очень важного момента. Читателю, знакомому с популярной биологической литературой, наверняка приходилось сталкиваться с описанием иерархической структуры. Выглядит такая структура очень красиво, ее часто сравнивают с лестницей, а места, занимаемые отдельными животными, именуют рангами. На самом верху иерархии находится вожак, ему подчиняются все; ступенью ниже располагается субдоминант, или «бета» (ранги по мере убывания именуются буквами греческого алфавита), подчиняющийся только вожаку; в самый низ лестницы загнан безответный, забитый всеми «омега».

Согласитесь — нам это так знакомо: сверху вниз идут приказы и наказания, снизу вверх — изъявления благодарности и абсолютное послушание. Впервые подобная структура линейной иерархии была описана у кур, потому она носит еще одно название — «порядок клевания». Для кур подобная организация стаи, наверное, и впрямь является верхом совершенства, а вот для собак — не совсем…

Стая собак организуется для совместной охоты на животное, значительно превосходящее их размерами; для совместной защиты территории и для обеспечения безопасности отдельных членов стаи, особенно ослабленных, и для передачи традиций.

Годится ли иерархическая лестница для выполнения этих задач? Для совместной охоты годится, но властный вожак может не захотеть делиться с более слабыми; «омегу»-то уж точно подпустят лишь к обглоданным костям. Совместная защита территории осуществляется, но животные взаимодействуют друг с другом не слишком эффективно. Обеспечение безопасности отдельных членов стаи — дело весьма сомнительное: чем ниже ранг, тем хуже приходится животному; стая его не столько притягивает, сколько отталкивает. Передача традиций происходит, но даже в мире животных невелика ценность традиций «бей первым» или «кто сильней, тот и прав».

Одним словом, линейная иерархия при всей своей простоте оказывается негибкой и энергетически невыгодной: слишком много сил уходит на выяснение отношений с позиции силы. Крайне плохо работает обратная связь: далеко не всегда желания вожака для стаи полезны. Если вернуться к определению стаи как над-организма, то при линейной организации этот надорганизм страдает, как минимум, плохой координацией движений, а в тяжелых случаях (когда вожак очень жесток) — просто припадками безумия. Значит ли сказанное, что подобная структура у собак не может существовать вообще? Нет, стаи с жесткой иерархией бывают, но для их существования нужны особые условия, о которых мы поговорим позже.

Более свойствен собакам другой вариант соподчинения, более гибкий и подвижный. Во главе стаи стоит, как и в первом случае, вожак, но совсем не обязательно это самый сильный зверь. Вернее так: он сильнее других, но не физически, а психически. Это самое интеллектуальное, опытное, уравновешенное, внимательное и настойчивое животное. Такой вожак порядок в стае поддерживает гораздо мягче; точнее, он просто контролирует правильность поведения других собак.

Пока в стае нет конфликтов, отрицательно влияющих на ее единство, вожак в буквальном смысле слова может спать без просыпу. Стоит же кому-то с кем-то поссориться — он немедленно наводит порядок. При этом вовсе не обязательно пускать в ход зубы, как это делает «линейный диктатор»; достаточно бывает нескольких ударов корпусом и рычания. Выяснения отношений с низкоранговыми кобелями чаще строятся не на драках, а на высокоритуализированных демонстрациях. Но если дело доходит до драки, вожак и тут проявляет свою мудрость. Он провоцирует виновника беспорядков на атаку при условиях, заведомо невыгодных для него. Практически он заставляет одного кобеля выступить против вожака с его ближайшим окружением или предлагает бросить вызов всей стае. Итог конфликта предрешен: жесточайшая трепка.

Демонстративное поведение для стайных хищников — самый действенный способ разрешения конфликтов без увечий и смертоубийства. Ведь если решать каждый спор из-за кости или удобного места для отдыха, стараясь разорвать противника, смертность в стае повысится, и мало кому удастся вырасти здоровым, поскольку старые бойцы изуродуют юнца при первой же его попытке чего-то потребовать. Более того, хищники, поранив друг друга, уже не найдут сил на охоту. Само существование стаи станет бессмысленным.

В ходе эволюции выработался своеобразный «язык» демонстраций. С помощью определенных поз, поворотов головы, наклонов ушей, растягивания губ и т. п. одна собака может очень точно сообщить второй и о своих намерениях, и о своей уверенности в реальности этих притязаний. Прежде чем начать бой, пес угрожает сопернику: пристально смотрит на него, скалит зубы, рычит. Если соперник не уверен в своих силах, он отказывается от конфликта. В противном случае следует эскалация демонстраций, угрозы становятся более четкими; каждый стремится запугать противника.

Когда арсенал демонстративных угроз исчерпан, конфликт переходит в неритуальный поединок. Но и тут находится место для демонстрации: побежденный, приняв позу подчинения (подчеркнутая демонстрация живота и паха; характерное поскуливание), просит пощады. Этот комплекс автоматически блокирует агрессию победителя. Как бы тому ни хотелось покончить с врагом, природа не позволяет одному кобелю убить другого. Врожденный блок удается обойти, лишь разрушив практически все поведенческие комплексы. Подобное происходит с собаками, которых стравливают на собачьих боях.

Вернемся к ритуалам. Именно благодаря им в гибкой иерархической структуре вожак подтверждает свое право на «трон». Он, безусловно, уверен в своих силах и четко демонстрирует это. Зачастую достаточно одного пристального взгляда вожака, чтобы прекратить любое выяснение отношений между другими собаками.

Структура стаи с высокоритуализированными отношениями оказывается куда сложнее линейной иерархии — «порядка клевания» нет и в помине. Да, одни животные занимают более высокое положение, другие — менее, но это не столько четко выделяющиеся ранги, сколько функциональные роли. В такой стае возникают лояльные (дружественные) союзы между кобелями разных рангов. При этом низкоранговое животное в присутствии партнера резко повышает свой статус. Лояльные союзники обычно держатся вместе: отдыхают, охотятся, отстаивают права на добычу и даже могут, не ссорясь, ухаживать за одной сукой.

Чаще всего союз образуют братья или ровесники, порой они и в очень зрелом возрасте играют друг с другом. Бывают лояльные союзы между молодым кобелем и старым, между братом и сестрой, куда реже между матерью и дочерью. Крайне важно, что все притязания «союзники» демонстрируют в форме просьб, а не угроз.

Вообще, между ними практически никогда не возникает агрессии, хотя вовне они могут выступать как очень жесткие претенденты.

Лояльный союз — не единственный случай, когда животные добиваются своего с помощью просьб. Система демонстративных просьб в стае с гибкой иерархией распространена не меньше, чем демонстративных угроз. Оба эти поведенческих комплекса оказываются эффективными, хотя угроза разобщает стаю, а просьба сплачивает. Таким образом, агрессия оказывается силой центробежной, просьба — центростремительной, в совокупности же они создают систему обратной связи, которая так плохо выражена в линейной иерархии.

Благодаря низкому уровню агрессивных взаимоотношений и лояльным союзам собаки прекрасно контактируют, потому совместная охота очень эффективна. Как правило, добыча бывает распределена очень быстро, хотя и не в равных долях, между всеми участниками охоты. Оставшиеся на дневке или у логова получат свою долю позже от лояльных партнеров: те не поленятся принести кусок в зубах или отрыгнуть часть запаса из желудка. Таким способом взрослые кобели делятся с суками, даже когда те не в течке, и со щенками и подростками, еще не участвующими в общей охоте.

Совместная защита территории не менее эффективна, чем охота: члены стаи сильнее связаны друг с другом. Безопасность слабых членов стаи обеспечена: их защищают, зачастую подкармливают. Традиции «вежливых» отношений с соплеменниками передаются новым поколениям. В результате стая действует эффективно, слаженно, ее потери минимальны, этот над-организм отлично скоординирован, здоров, голова тут «дружит» с телом.

Почему же существуют обе структуры, ведь гибкая, безусловно, эффективнее и адаптивнее жесткой? Дело в особенностях формирования стаи, в поведении и характере собак-основоположников. Если стая вырастает естественным путем из семьи (родительская пара и их потомки разных возрастов), то структура ее подвижна, отношения между членами мягкие. Растущим щенкам родители запрещают грубо выяснять отношения.

По мере рождения новых и взросления старших детей структура усложняется; к стае могут прибиваться животные, оставшиеся сиротами, вытесненные из других, более жестких стай. Такой путь пополнения стаи не обязателен, тогда она увеличивается только за счет естественного прироста. Подчеркнем, что собаки часто вступают в родственные браки, но инбридинг-депрессия им, по крайней мере в естественных условиях, не грозит. Подобная стая может стать очень большой и сохранить гибкую «демократическую» структуру.

Стая с жесткой иерархией обычно образуется искусственно при объединении нескольких молодых животных с ограниченным социальным опытом. Жизнь в одиночку связана со столь сильным психическим дискомфортом и таким стрессом, что такая собака готова объединиться с любой другой. Отношения в сборной стае строятся с позиции силы — достаточно быстро формируется «порядок клевания», точнее, «порядок кусания». Более слабые животные и рады бы убраться подальше от жесткого вожака и его присных, но уходить некуда. Даже если стая и расколется, в группе слабых все равно найдется самый сильный «слабак», он-то и будет тиранить остальных. Собакам анархия не присуща, им нужно не просто объединиться, а организовать структуру. Каждое животное должно добиться определенного места в стае и точно знать, как его положение соотносится со статусом соплеменников (к этому моменту мы еще вернемся — он очень важен).

Итак, складывается стая недругов, в которой каждый стремится подняться вверх, столкнув соперника вниз: только высокоранговые животные едят досыта и получают прочие блага жизни. И в этой стае появляются щенки. Какие примеры они видят?! Драки их активно не пресекают, ведь это норма жизни. Появляется новое поколение озлобленных друг на друга особей; вместе их удерживает лишь крайняя необходимость. Часть молодняка неминуемо откалывается в поисках лучшей доли. Вывод: случайный конгломерат животных не в состоянии организовать сложную, пригодную на все случаи жизни структуру.

Рассматривая далее различные аспекты поведения собак, мы будем говорить о том, как они выглядят в нормальной полноценной стае, возникшей естественным путем, способной к самоподдержанию. Только в такой стае подавляющему большинству ее членов присущи нормальные психика и поведение. Естественно, что людям обычно нужны и интересны именно нормальные собаки, а не моральные уроды с весьма ограниченным кругом использования.

Вернемся к нашей «хорошей» стае — следует описать различия, связанные с полом животных. Наиболее сложные социальные связи и разнообразие демонстраций присущи кобелям. Между всеми кобелями стаи складывается достаточно гибкая, но при этом четкая система взаимоотношений. Каждый кобель прекрасно знает свое место, права и, пусть это не кажется странным, обязанности. Вожак обязан контролировать ситуацию и поддерживать порядок внутри стаи, он единственный, кто может вмешиваться в структуру взаимоотношений сук, весьма склонных к склокам. Близкие к нему по статусу кобели уделяют поддержанию порядка куда меньше сил, их основное занятие — охота и, очень часто, поиски течных сук. Бывает, что субдоминант оказывается куда более активным и успешным в поиске брачной партнерши, чем доминант. Более низкие по положению кобели частенько играют роль нянек и воспитателей, бдительно следя, чтобы молодняк не переходил границы дозволенного; эту роль могут играть и старики. Такие «кобели-дядьки» могут быть лояльными союзниками отца или матери щенков, хотя в крепкой стае воспитанием молодежи занимаются по мере возможности практически все взрослые животные. Наиболее далекие от ядра стаи кобели предпочитают держаться поближе к границам территории. «Пограничники» постоянно настороже. Их лай служит своеобразным вечевым колоколом для всей стаи. Он объединяет перед лицом внешней опасности.

Разумеется, возможны переходы из одной роли в другую. Вчерашний «дядька» может обзавестись собственной семьей и тем самым повысить свой статус. Потерпев поражение в каком-нибудь конфликте, кобель, ранее приближенный к доминанту, может угодить в «пограничники», особенно если он своей грубостью нажил много недоброжелателей. У собак случаются и «дворцовые перевороты» — ведь любой «Акелла» рано или поздно промахивается. Все это характерно только для кобелей.

У сук ситуация совсем иная. Их иерархия строится на, казалось бы, чисто мужском принципе — на праве сильного. Подобная особенность указывает на то, каким путем идет изменение социального поведения. Распространенность высокоритуальных взаимодействий среди самцов и замена линейной иерархии ролевой структурой с лояльными союзами говорят об усложнении и повышении социальности вида в целом. И здесь эволюция поведения собаки идет параллельно развитию взаимоотношений в человеческом обществе.

Структура иерархии у сук отличается низким уровнем ритуальных взаимодействий. Набор демонстраций у них гораздо беднее, чем у кобелей. В репертуар входят, прежде всего, демонстрации угроз, просьбы, адресуемые обычно кобелям, позы подчинения. Отличительная черта их социального поведения — отсутствие блокирования агрессии в ответ на позу подчинения побежденного. Более того, сука-победительница может продолжать рвать побежденную соперницу, когда та лежит на спине и заходится воплями от боли.

Вернемся к взаимоотношениям четвероногих красавиц. Иерархия не только жесткая, но еще и очень нестабильная. Последнее напрямую связано с физиологией. Агрессивность выше у тех сук, в крови которых содержится больше мужского полового гормона (тестостерона), а увеличение его концентрации происходит непосредственно перед течкой. Таким образом, течные суки более агрессивны. Но это не значит, что ранг суки в охоте автоматически повышается. В стае половые циклы синхронизируются, и суки текут примерно в одно время. В результате в определенные периоды года все суки стаи становятся агрессивнее и активно борются за максимально высокий ранг. Случается, что суку, пришедшую в эструс раньше других, калечат или даже убивают остальные. Беременность и роды также связаны с изменением уровня гормонов и, в связи с этим, социальных притязаний.

В зависимости от состояния здоровья, физической силы и крепости психики сука, ожидающая щенков, может свой ранг повысить либо, наоборот, резко снизить. После родов любая сука становится осторожной, ей сейчас не до «политической борьбы», для нее главное — уберечь щенков. Опытные суки стараются спрятать логово и защищают малышей от других сук, не щадя себя. К кобелю-отцу или «дядьке» мать семейства относится спокойно, принимая корм и позволяя повозиться со щенками, особенно когда тем будет больше месяца.

В подавляющем большинстве случаев молодые суки загнаны на самую низкую ступеньку иерархии, многие из них примыкают к «пограничникам»; иногда именно так формируется брачная пара. Очень редко суки-подростки достаточно сильны и самоуверенны, чтобы добиться высокого положения в «дамском обществе» после первой же течки.

Суки не могли бы поддерживать собственную иерархию, если бы не вмешательство в их отношения вожака. Хотя социальные структуры кобелей и сук существуют раздельно, они взаимосвязаны. Высокоранговые кобели не позволяют конфликтам сук переходить в смертоубийство. Суки, со своей стороны, влияют на распределение ролей, поскольку за ними последнее слово в выборе партнера, а следовательно, и в социальном возвышении кобеля.

Сукам далеко не безразлично, с кем вязаться, и в нормальной стае обычно существуют моногамные пары, сохраняющиеся в течение нескольких сезонов размножения. Только в стае с нарушенной структурой возможна вязка суки с несколькими кобелями, ни один из которых не будет далее заботиться о потомстве.

О половом поведении стоит поговорить подробнее. Дело в том, что не бывает чисто социального поведения. Применительно к собачьей стае правильнее говорить о социополовом поведении, хотя бы потому, что достижение определенного ранга напрямую связано с возможностью размножения. Иными словами, чем прочнее социальное положение, тем успешнее поиск полового партнера и тем сложнее половое поведение. Большинство иерархических демонстраций имеют выраженный сексуальный оттенок. Зачастую, наблюдая поведение кобелей, трудно решить, социальный это конфликт или эпизод половой конкуренции.

Собаке свойственна цикличность размножения, вне периода гона спаривание невозможно физически. Тем не менее, связи между партнерами сохраняются, и кобели, прошедшие уже не один сезон размножения, часто очень трогательно ухаживают за своими партнершами, которым еще долго ждать течки.

Суки выделяют симпатичных им кобелей: с ними стремятся играть, у них выпрашивают кусочки, будучи совершенно сытыми. Неприятных, даже проявляющих неподдельное дружелюбие суки грубо отгоняют, зачастую провоцируя нападение на незадачливых ухажеров их же товарищей.

Половая зрелость наступает у сук с первой течкой; признаки ее явно видны, однако выносить здоровое потомство и нормально выкормить его она еще не может, так что в изгнании молодых сук к границам территории стаи есть определенное благо для них самих. Повышается вероятность спаривания не в первую, а во вторую или третью течку.

Ритуал ухаживания у собак очень сложен и занимает много времени. Уже первые признаки течки вызывают живейший интерес у кобелей, которые начинают ходить за сукой повсюду, время от времени пытаясь ее повязать. Собачья свадьба, как называют в народе провожание суки кобелями и ухаживание, — вовсе не пустая трата времени. Во-первых, провожатые не дадут суке, которую к тому же гоняют другие самки, уйти с территории стаи, во-вторых, в постоянных проверках готовности к спариванию тоже есть необходимость.

Разные суки приходят в охоту в разные сроки: одна готова к спариванию на 7-й день, другой рано и на 20-й. Частые попытки садок корректируют поведение молодой суки и стимулируют готовность взрослой. Когда наконец наступает охота, т. е. физиологическая возможность спариться, сука прекращает кружение по территории стаи, она больше не огрызается и не кусает кобелей. Напротив, с избранником она начинает играть, отчасти воспроизводя поведение щенка. Она выкатывает глаза, прижимает уши (имитация мимики щенка), припадает к земле и подчеркнуто неуклюже бегает кругами. Создается впечатление, что животное впало в детство. Такое инфантильное поведение необходимо для успешной вязки: оно блокирует остатки агрессии у кобеля, который до этого момента получал от суки угрозы и укусы, а иногда отвечал ей тем же, хотя и в ритуальной форме. Снятие агрессии полностью включает у кобеля комплекс половых реакций. Взаимная блокада агрессии не отменяет агрессию вовне, и действующая сообща пара может отогнать любого кобеля.

Как именно протекает вязка, описано во многих пособиях, на этом мы не будем останавливаться. После окончания склещивания собаки обычно устраиваются отдыхать. Попытки других кобелей повязать суку резко пресекаются обоими партнерами. Обычно нескольких совместно отбитых притязаний бывает достаточно, чтобы пару оставили в покое. Далее сука вяжется еще несколько раз, пока не окончится охота. После этого ее привлекательность для опытных кобелей падает очень резко, неопытные же сталкиваются с грубым, отнюдь не ритуальным отпором.

Социальная связь между брачными партнерами сохраняется, часто принимая форму лояльного союза. Когда сука устраивает логово для будущих щенков, кобель может помогать защищать его. В первые дни после рождения малышей, когда мать не отходит от них ни на шаг, кобель-отец кормит ее, иногда к семье присоединяется «дядька». Крайне редко, но бывает, что участие в выращивании молодых принимает вторая сука, дружественно относящаяся к матери. Как правило, у этой суки еще не было своих щенков, и она с большой охотой ухаживает за чужими.

Гораздо чаще происходит совершенно иное. Если сука плохо спрятала логово, а другая нашла щенков в ее отсутствие, она может умертвить чужих детенышей. По мере приобретения опыта суки лучше ухаживают за своими детьми, следят за ними внимательнее, поэтому взрослые суки размножаются успешнее.

Концентрация половых гормонов у кобеля нарастает постепенно, так же постепенно повышается и уровень социальных притязаний. Молодой кобель обычно выясняет отношения со сверстниками либо с кобелями довольно низкого статуса. Интересный момент: сыновья доминанта и его ближайшего окружения имеют больше шансов получить высокий ранг, еще будучи молодыми — постоянно общаясь с отцом, они перенимают его манеру вести себя, обучаются демонстрациям, в том числе демонстрациям доминирования. Кроме того, эти щенки хорошо кормлены, и их родители лучше защищают их от возможных конфликтов с другими членами стаи. В результате они вырастают крепкими, уверенными в своих силах.

Но даже «высокородным» молодым кобелям приходится отвоевывать место под солнцем — несколько серьезных трепок от стариков перепадает любому. Эти уроки показывают ему, во-первых, технику боя, во-вторых, прививают навык подчиняться тогда, когда не хватает сил для победы. Таким образом, взрослея, молодой кобель осваивает «язык» демонстраций, что в дальнейшем позволит ему четко понимать собратьев по стае.

Отметим, что элементы полового поведения (садка и др.) являются одновременно и элементами демонстрации доминирования. В ходе развития животного они проявляются в разных формах очень рано. Щенки, только открывшие глаза, уже делают садки друг на друга, демонстрируя таким способом притязание на еду или место. В столь раннем возрасте, разумеется, демонстрация еще не имеет сексуального значения; это придет позднее, когда проснется гормональная система.

Сексуальные игры необходимы в ходе развития. Они не только позволяют сложиться системе взаимоотношений, но и обучают кобеля правильному половому поведению. Лишенный подобных игр, выросший в изоляции кобель с огромным трудом учится делать садки и спариваться, а то и просто не проявляет интереса к течным сукам.

Родительское поведение кобелей и сук имеет различные корни. Кобели, заботящиеся о молодняке, проявляют не специфическое поведение, а целый набор элементов, так или иначе связанных с уходом более высокорангового члена стаи за низкоранговым. Они в норме не агрессивны по отношению к щенкам, что, возможно, связано с определенными врожденными запретами. Во-первых, щенки часто демонстрируют позу подчинения (она формируется непосредственно из позы подставления малыша под язык матери, занимающейся его туалетом), и, во-вторых, в запахе щенка нет компонента, определяющего пол, поэтому маленький кобель не вызывает раздражения у взрослого.

Кобели позволяют щенкам играть с собой либо аккуратно избегают контакта. При очень энергичных приставаниях молодых взрослый кобель может отрыгнуть им немного корма. По мере роста молодых взрослые кобели обучают их правилам поведения в стае, наказывая за слишком шумные драки и игры.

У сук существует специфическое материнское поведение. Обычно оно включается незадолго до родов и для полного формирования требует специальных стимулов. Самая первая реакция — это устройство логова. В простейших случаях логово представляет собой круг вытоптанной земли или примятой травы в укромном месте, но часто суки копают глубокие норы с камерой. Сука старается устраивать убежище скрытно, чтобы не показывать путь к нему другим самкам.

Рождение первого же щенка дает матери необходимые специфические стимулы. При разгрызании и заглатывании околоплодных оболочек, при слизывании вод со шкурки новорожденного она получает большое количество гормонов, которые стимулируют нормальный родовой процесс, вызывают повышенное отделение молока и запускают сложную совокупность реакций ухода за новорожденным.

Сначала сука вылизывает новорожденного как бы нехотя, потом ее движения ускоряются, она возбуждается, лижет малыша без остановки, переворачивая его с боку на бок, энергично обкусывая пуповину. Молодые суки зачастую увлекаются настолько, что буквально выдирают пупочный канатик и мешают новорожденному закрепиться на соске. С появлением второго и последующих щенков сука несколько успокаивается, но ее желание вылизывать малышей, двигать их не ослабевает. Гормональная стимуляция материнского поведения оказывается настолько высокой, что в первые дни сука отходит от своих детей буквально на минуты.

Сука редко подталкивает щенков к соскам, чаще она даже мешает новорожденным добраться туда, поскольку то и дело их чистит. Но если она постоянно теряет одного из щенков, откатывает его в сторону или даже закапывает в подстилку, такой щенок имеет какие-либо нарушения здоровья. Можно заставить мать вырастить «нежеланного ребенка», но он будет ослабленным и болезненным.

Иногда забирают новорожденных, чтобы мать в ходе родов их не придавила. Это приводит обычно к тому, что сука не признает щенков и наотрез отказывается кормить их.

Обязательным элементом материнского поведения является уход за новорожденным. Собаки относятся к незрелорождающимся животным, т. е. при появлении на свет разные их органы сформированы далеко не полностью. В первые дни после рождения сфинктеры мочевого пузыря и заднепроходного отверстия расслабляются под влиянием не внутренних, а внешних раздражителей. Мать массирует живот и околоанальную область детеныша, вызывая таким образом мочеиспускание и дефекацию. Кроме того, вылизывание является хорошим массажем для всего тельца щенка. Улучшается кровоснабжение кожи, с поверхности тела удаляется грязь. Напомним, что в слюне собаки содержится очень много лизоцима, поэтому частое вылизывание, помимо всего прочего, предохраняет очень нежную кожу новорожденного от поражения болезнетворными микроорганизмами.

Мать не только вылизывает, но и согревает малышей собственным телом — ведь их терморегуляция еще очень несовершенна и без материнского тепла они просто замерзнут. Постоянное нахождение матери рядом с детенышами обеспечивает им кормление в любой момент: едят в первые дни жизни щенки помалу, но очень часто. Стоит щенку проснуться, как он немедленно присасывается к соску; насытившись, тут же засыпает. Разумеется, сука защищает свой выводок.

По мере роста щенков мать продолжает ухаживать за ними, но ее отлучки становятся чаще и продолжительнее. Сука избегает тесных длительных контактов с уже активно двигающимися малышами. Примерно к 3-недельному возрасту щенков молока начинает не хватать, и сука прикармливает их мясом (принесенным куском или отрыжкой).

После нескольких попыток сосать твердую пищу маленькие хищники обучаются скоблить ее только что прорезавшимися зубами и отрывать по волоконцу. К месяцу щенки уже активнее едят мясо, разбредаются вокруг логова, и сука все охотнее принимает помощь кобелей по присмотру за молодыми. Она продолжает кормить молоком детенышей до 1,5-2,5 месяца, но уже не лежа, а стоя. Щенки вынуждены при кормлении балансировать на полусогнутых задних лапах, придерживаясь передними за сосок, при этом драки, уже ставшие обычными во время еды, оказываются просто невозможными. Длительность кормления — 2-3 минуты, и за это время крупные щенки выдаивают мать досуха.

Теперь сука редко вылизывает детенышей — это уже скорее жест расположения, чем гигиеническая чистка. Слишком разрезвившегося щенка мать может перевернуть на спину и потыкать носом в живот, вынуждая принять позу пассивного подчинения. Позже мать начинает играть с детьми. В этих играх щенки учатся владеть своим телом, затаиваться и нападать, убегать и ловить. Вообще игра «охотник — жертва» — одна из излюбленных у собак. Но об играх мы поговорим позже.

В этом же возрасте начинается весьма жесткая муштра щенков с участием всех взрослых собак и направлена она на обучение ритуальным взаимодействиям. Щенок, который часто пускает зубы в ход, не дает проходу однопометникам и постоянно затевает драки, становится объектом пристального внимания матери и других собак. Забияку то и дело ловит кто-нибудь из взрослых и начинает трепать за шкуру, валять по земле, окунать в лужу и т. и. Только когда щенок принимается орать в полный голос, его отпускают. Однако не проходит и получаса, как юнец получает следующую трепку от другого члена стаи. Подобная учеба длится, пока щенок не научится вести себя так, чтобы не привлекать внимания взрослых.

Мать обучает детенышей не только правильным взаимоотношениям. Она и отец передают потомству на личном примере очень многое из собственного опыта. Учитывая, что для общественных животных характерно подражание, обучение на примере оказывается очень действенным. Взрослые собаки показывают молодым, как искать добычу, как к ней подкрадываться, чего надо избегать.

Интересно наблюдать, как в городе беспризорные собаки обучают подростков переходить улицу. Подойдя к бровке тротуара, родители останавливают подростка, зажимая его между своими корпусами. Затем тычками носом и прихватыванием зубами за шкуру заставляют его повернуть голову налево; дождавшись большого интервала между машинами, они все вместе устремляются к осевой, и все повторяется: остановка, поворот головы направо, выжидание, переход через вторую половину дороги.

С взрослением щенков материнское поведение суки по отношению к ним слабеет, переходя в своеобразные узы лояльности: мать узнает своих детей, когда тем исполняется и год, и два, и явно испытывает к ним симпатию. Появление следующего помета возрождает материнские реакции с новой силой уже в отношении этих малышей, но дружелюбие к старшим детям сохраняется.

Стоит отдельно остановиться на поведении щенка — ведь очень многие демонстрации взрослой собаки корнями уходят в детство. Такой важный элемент социального поведения, как поза подчинения, происходит из подставления под чистку матерью. Выпрашивание отрыжки, свойственное подрастающим щенкам, порождает практически весь набор демонстраций просьб. Выглядит эта демонстрация следующим образом: щенок то припадает грудью к земле с передней лапой, выброшенной в сторону, то совершает прыжки вверх, пытаясь лизнуть угол рта старшего животного. Часто молодые собаки используют эту демонстрацию просто для приветствия старших, вернувшихся из отлучки, — тогда это просьба социального контакта.

Очень большое значение для щенка имеет игра. Это особый вид активности, в ходе которого молодое животное познает окружающий мир. Щенку мало получить запаховую и вкусовую информацию; для познания свойств вещи с ней необходимо манипулировать, т. е. грызть ее, тянуть, подбрасывать. Одиночная игра с предметом часто переходит в совместную, в еще один вариант «охотник — жертва», когда «жертва» улепетывает во все лопатки, зажав в зубах вожделенную игрушку. Подобные догонялки учат щенков точной координации, основам взаимных действий, так как очень быстро становится ясно, что «жертву» удобнее ловить сообща, а не поодиночке.

Есть игра и на развитие склонности к доминированию. В этологической литературе ей даже присвоено специальное название: «король горы» — насколько она важна для растущих зверей! Самый резвый щенок забирается на какое-нибудь возвышение, а остальные стараются его оттуда столкнуть, сдернуть за ноги и т. п. Игра шумная, «короли» то и дело меняются, и довольно часто победитель вместо приза получает выволочку от стариков: взрослые принимаются прививать ему хорошие манеры.

Даже взрослея, собаки сохранят склонность к играм. Кобели время от времени возятся со своими ближайшими приятелями; суки менее игривы, но с собственными кобелями и детьми иногда вспоминают юность и они.

Явление, непонимание которого причиняет огорчение многим владельцам, — это социализация, т. е. формирование комплекса социального поведения у щенка. Первый ее этап происходит очень рано, в возрасте около трех недель, когда щенок сознает, что он в этом мире не один, и запечатлевает в памяти облик себе подобных. Для диких псовых это единственное время, когда животное поддается надежному приручению. Для домашних собак это время восприятия образа своей породы. Ведь не секрет, что собаки, контактирующие с другими собаками лишь на прогулках, предпочтение отдают животным именно своей породы, а собаки гротескной наружности у щенков других пород зачастую вызывают неприятие, даже страх, их явно считают не собаками, а какими-то другими зверями. У щенка формируется понятие «МЫ» (в норме в «МЫ» попадает и человек).

Следующий этап социализации приходится на возраст 3-4 месяца. В это время одновременно формируются основные социальные связи и индивидуальность: понятие «МЫ» распадается на «Я» и «ОНИ». Крайне важно понимать, что все «ОНИ», т. е. прочие члены стаи, пока относятся к щенку дружелюбно, не причиняя серьезных неприятностей. В этом возрасте щенок с огромной охотой играет со всеми знакомыми и незнакомыми собаками.

Поскольку люди для нормально социализированного щенка всего лишь странные собаки, он с готовностью бежит знакомиться с каждым встречным. Именно это обстоятельство повергает в шок практически всех новичков-собаководов: у них растет собака, которая не любит, не ценит своих хозяев, она их готова променять на кого угодно. Это вовсе не так! Просто щенок еще не понимает, что такое «чужие». И не надо пытаться ему это втолковывать — все равно ничего не получится, а щенок может вырасти озлобленным, неуверенным в себе, с расшатанной психикой. Даже самая недоверчивая собака-телохранитель проходит этап, когда она обожает весь мир и готова вилять хвостом любому… Но эта идиллия скоро кончается.

Третий этап социализации завершает становление собаки как члена стаи. В зависимости от породы его критический период может приходиться на 8-10, иногда даже 12 месяцев. Этот этап связан с наступлением половой зрелости, когда молодая собака включается в структуру взрослых взаимоотношений, получает свой первый ранг. Теперь она четко различает «своих» и «чужих». Отныне молодой собаке не все равно, с кем общаться. Есть своя стая, к ней надо держаться поближе и делать все, как велят старшие. В чужих стаях все собаки злые, так и норовят обидеть, а потому с чужими надо быть настороже.

Людьми это зачастую воспринимается как внезапное (для хозяев, разумеется) «озверение» еще вчера милого пса. Он четко выделяет небольшую группу людей, которым позволено обитать в этом доме или на этом участке. Еще меньшим оказывается круг лиц, которые могут собакой командовать. На всех остальных собака может рычать и даже пытаться укусить.

Вот почему собаку надо воспитывать, пока она покладиста и дружелюбна. Для успешной дрессировки необходимо правильно выстроить свои взаимоотношения с ней. Любая собака включает человека в понятие «МЫ» и воспринимает семью или коллектив как стаю. Ваша задача создать такую структуру (стаю), которая позволит вам не просто существовать рядом с собакой, но наслаждаться общением с ней и получать пользу от ее работы. Воспитание щенка начинается, а следовательно, и характер взаимоотношений складывается уже с первой минуты вашего знакомства.

Категория: СОБАКА-ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ | Добавил: admin | Теги: дрессировка собаки-телохранителя, ваша собака в вопросах и ответах, кинология, собака-охранник, обучение собаки-охранника, собака-телохранитель, служе
Просмотров: 749 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
ЭНЦИКЛОПЕДИИ О ЖИВОТНЫХ
ОТКРЫТКИ О ЖИВОТНЫХ И ПРИРОДЕ
БАРБОС - ДЕТЯМ
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2024 Каталог сайтов Bi0 Яндекс.Метрика Каталог сайтов и статей iLinks.RU