Б          А         Р         Б        О         С  
                             сайт для всех любителей  домашних и диких животных и природы  
В МИРЕ ЖИВОТНЫХ
ДОМАШНИЕ ЖИВОТНЫЕ
СОБАКИ
КОШКИ
АКВАРИУМ: ЖИВОТНЫЕ И РАСТЕНИЯ
Категории раздела
ПОРОДЫ СОБАК [452]
СОБАКА ОТ НОСА ДО ХВОСТА [11]
УХОД ЗА СОБАКОЙ [37]
ПИТАНИЕ СОБАК [11]
ЛЕЧЕНИЕ СОБАК [91]
ПЛЕМЕННОЕ РАЗВЕДЕНИЕ СОБАК [95]
ПОВЕДЕНИЕ СОБАКИ [52]
ПСИХОЛОГИЯ СОБАК [76]
ОПАСНАЯ СОБАКА [9]
КОРРЕКЦИЯ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ У СОБАК [21]
ПЕРЕВОСПИТАНИЕ СОБАК [8]
ТРУДНЫЕ СОБАКИ [12]
САМЫЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ О СОБАКАХ [7]
ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ БЫ ВАША СОБАКА ЗАДАЛА ВЕТЕРИНАРУ, ЕСЛИ БЫ УМЕЛА ГОВОРИТЬ [101]
ПОЧЕМУ СОБАКИ ГОРАЗДО УМНЕЕ, ЧЕМ ВЫ ДУМАЕТЕ? [22]
Форма входа

Главная » Файлы » СОБАКИ » ПЕРЕВОСПИТАНИЕ СОБАК

Нежелательное поведение
18.07.2013, 09:59

Прежде чем начать подробно разбираться в механизмах появления нежелательного поведения, надо определить, что же это такое. Если вы будете четко представлять себе суть «плохого» поведения, то может оказаться, что ваши претензии к собаке совсем не обоснованны. Как говорят, понять – простить.

Некоторые особенности поведения генетически предопределены и специфичны для каждого вида животных. Собаки ведут себя, как собаки, а не как коровы или овцы. И нам следует учитывать видоспецифичное поведение. Человек, заводящий собаку, должен быть готов к тому, что может столкнуться с ярко выраженным инстинктом охоты, агрессией, проявляющейся по отношению к людям во время игры, или иерархической агрессией по отношению к членам семьи. Обгрызание мебели, копрофагия, агрессивные отношения между кобелями, повышенная потребность в движении – все это особенности вполне нормального поведения собаки.

Специфика поведения может определяться и породой. Например, если лайка не ведет себя, как пудель, то это же очень хорошо. Сотни лет люди добивались этого! Много разочарований ждет того, кто будет пытаться сделать из лайки собаку—компаньона.

Несоответствие нормальному видоспецифичному поведению считается патологией. В этом случае говорят об отклоняющемся (девиантном) поведении.

Не забывайте и о нормальном половом поведении. Кобели почти всегда озабочены решением половых вопросов. Суки часто после окончания течки переживают состояние ложной беременности, в связи с чем устраивают норы, «усыновляют игрушки» и т. п.

Очень часто причиной аномального поведения (т. е. не соответствующего физиологическим или психологическим параметрам) выступают различного рода заболевания. Например, полифагия (поедание несъедобных предметов) может быть вызвана паразитарным заболеванием, а частое мочеиспускание, в том числе и в квартире, – воспалением мочевого пузыря.

Но мы с вами будем говорить о нежелательном поведении, т. е. о таком, проявление которого нас не устраивает по каким—либо причинам. Это уже более широкий термин, который объединяет девиантное (аномальное) поведение и то поведение, которое по субъективным причинам может быть отнесено к «плохому». Например, видо—специфическое поведение может быть чрезвычайно выражено с нашей точки зрения или по мнению людей, которые нас окружают. Это может быть лай сторожевой собаки или повышенная территориальная агрессивность. К нежелательным мы отнесем и те формы поведения, которые представляют опасность для окружающих, т. е. асоциальное поведение или конфликтное, если оно приводит к конфликтной ситуации. Нежелательным может быть и неадекватное (с точки зрения человека) поведение, например нанесение запаховых меток кобелями в помещении. Поведение, которое просто не нравится конкретному человеку, тоже можно назвать нежелательным. Мне нередко приходилось слышать, например, такие слова: «Мне не нравится, что моя собака ласкова к посторонним». Для тех, кто такое говорит, это проблема.


Как формируется плохое поведение и почему с ним трудно бороться

Дрессируя животное, мы сами создаем у него нужную нам потребность и сами же предлагаем путь к ее удовлетворению. Например, чтобы научить собаку посадке, мы можем воспользоваться ее желанием есть (пищевой потребностью). Для этого мы часто не кормим собаку перед дрессировкой, чтобы повысить ее пищевую потребность, а затем предлагаем собаке сесть по определенной команде для того, чтобы получить кусочек пищи, т. е. удовлетворить пищевую потребность. Удовлетворение имеющейся потребности в дрессировке называется подкреплением. Факт удовлетворения потребности (подкрепление) воспринимается собакой положительно и способствует закреплению в памяти действия, которое привело к нему. В результате многократного повторения действие заучивается животным, легко вызывается командой и воспроизводится независимо от окружающих условий, т. е. становится навыком.

Но потребности возникают у наших собак и в наше отсутствие. Например, когда собака остается одна и испытывает потребность в пище, она начинает сама искать пути удовлетворения голода. И если вы не очень тщательно убрали пищу, то собака непременно доберется до нее и удовлетворит свой аппетит. Одновременно данный положительный результат становится подкреплением тому способу, с помощью которого собака достала пищу. Новый способ пищедобывания записывается в ее память и при необходимости будет воспроизводиться снова и снова. То же касается и изжеванной обуви. Скучая, щенок пытается удовлетворить потребность в новой информации (она очень выражена у молодых животных) и находит башмак, приятно пахнущий хозяином. Сколько удовольствия и радости получит щенок, расправляясь с ним, а как быстро летит время за интересным занятием! Стоит 2–3 раза не убрать обувь – и навык готов. Теперь щенок будет сознательно искать башмаки и заниматься уже привычным для него и интересным делом, чтобы скоротать время.

Но бывает и по—другому. Предположим, покупая щенка, вы уже знаете, что собака—попрошайка – это нехорошо. И не подкармливаете щенка у стола. Но ваши дети, жена или родители считают, что вы слишком строги к такому очаровательному крохе и иногда в ваше отсутствие дают ему кусочки. Таким образом щенок получает подкрепление своему попрошайничеству, и это поведение закрепляется. Весь фокус в том, что навык можно выработать, подкрепляя даже каждую третью попытку, – это называется вариабельным, или вероятностным, подкреплением. А навыки, выработанные с применением вариабельного подкрепления, погасить очень трудно по сравнению с теми, для которых применяли постоянное подкрепление.

Любая из существующих в природе потребностей, не будучи удовлетворенной, может стать причиной нежелательного поведения наших собак, если мы не поможем удовлетворить ее или не подскажем правильного пути для ее удовлетворения.

Устранить нежелательное поведение, в основе которого лежит неудовлетворенная потребность, легче, чем избавиться от немотивированного поведения. А такое встречается и у людей, и у собак. Поэтому следует помнить, что, кроме навыков, существуют еще и привычки. Приобретаются и закрепляются они так же, как и навыки, в результате многократных повторений, но если последние нужны для достижения какой—либо цели, то привычные движения выполняются ради себя самих. Когда собаке делать нечего, а основные ее потребности вы удовлетворили и оставили одну, тогда и формируются привычки. Повторяясь, они становятся необходимым атрибутом свободного времени собаки (вспомните свои привычки и то, как вы раздражаетесь, когда вам мешают совершить привычное действие). Вот поэтому вам остается одно – начать формирование у своей собаки других привычек, что требует длительного времени.

Почему так трудно бороться с плохим поведением? Прежде всего потому, что, с точки зрения собаки, оно целесообразно, поскольку приводит к удовлетворению потребности и в связи с этим, а часто и по другим причинам вызывает положительные эмоции. А потребность в положительных эмоциях – одна из ведущих у живых организмов. В опытах со вживленными в «центр удовольствия» мозга электродами крысы научались нажимать на рычаг, вызывая положительные ощущения, и это занятие становилось для них единственным. Они доставляли себе удовольствие по несколько тысяч раз в час, отказываясь от пищи и воды, что в конце концов приводило их к гибели.

Собаке же чаще предлагаются, например, в классической дрессировке, навыки поведения, связанные в основном с отрицательным подкреплением, что, естественно, вызывает у нее желание самой формировать свое поведение.

Распространено мнение, будто животные начинают обучаться довольно поздно. На самом деле это не так.

Как показали исследования, причинно—следственные (условные) рефлексы образуются у щенков сразу же после рождения, буквально с первой минуты жизни. Вначале формируются обонятельные и тактильные рефлексы, а затем, по мере созревания и остальных анализаторов, другие. Так что, когда мы обычно приступаем к воспитанию своего щенка, у него уже есть в запасе несколько дюжин отработанных навыков и привычек. По этому поводу позволю себе привести описание одного опыта.

У собаки был выработан и закреплен сначала один навык добывания пищи, а затем в этих же условиях другой, но равнозначный, после чего ей предложили свободу выбора в достижении цели. Вы считаете, что она выбрала последний? Как раз наоборот: оказалось, что первое запоминается лучше, чем последующее.

Другая причина, по которой отрицательное поведение вырабатывается быстро, а устраняется с трудом, заключается в том, что научение у молодых животных происходит по типу так называемого запечатления (импринтинга), которое характеризуется чрезвычайной быстротой и фиксацией результатов в памяти, причем надолго.

И последнее. Когда формируется навык или привычка, в центральной нервной системе образуется некая система или совокупность нейронов, связанных между собой. Чем чаще повторяется действие, тем стабильнее и устойчивее становится соответствующая этому действию совокупность нейронов. И не существует в мире ластика, с помощью которого можно было бы стереть с лица земли эти нейроны.

Таким образом, перевоспитание требует настойчивости, последовательности, терпения и упрямства, если хотите. Нужно быть готовым к серьезной борьбе с нежелательным поведением и не надеяться на быстрый успех.


Причины нежелательного поведения

Ранее шел разговор о биологических, первичных причинах «хорошего» и «плохого» поведения. Но ведь известно, что не все собаки хулиганят. Почему? Думаю, что в большей части наших проблем виноваты мы сами, и одна из причин этого кроется в нашем отношении к собаке.

Пытаясь разобраться во взаимоотношениях «человек—собака» c помощью специально разработанной для этого анкеты, я опросил 212 владельцев собак – 97 мужчин и 115 женщин. Опрошенные имели собак следующих пород: лайка, немецкая овчарка, ротвейлер, кавказская овчарка, бернская овчарка, черный терьер, доберман, боксер, английский бульдог, дог, французский бульдог, английский сеттер, эрдельтерьер, тайган, колли, миттельшнауцер, ризеншнауцер, английский кокер—спаниель, московская сторожевая, лабрадор, такса, аргентинский дог, восточноевропейская овчарка, среднеазиатская овчарка, чау—чау, цвергш—науцер, тойтерьер, американский стаффордширтерьер, ньюфаундленд, фокстерьер, американский кокер—спаниель, пудель. Участвовали в опросе также и владельцы беспородных собак и метисов, а 13 владельцев имели двух и более собак разных пород.

Но прежде, чем рассматривать результаты опроса, следует познакомиться с понятием «антропоморфизм».

Под антропоморфизмом понимается следующее:

– представление о наличии у животных психических свойств и способностей, присущих в действительности только человеку;

– приписывание специфических свойств человека тому, кто или что им не является;

– перенесение присущих человеку психических свойств на явления природы (на животных, предметы).

Мы на самом деле очеловечиваем собак, а следовательно:

– воспринимаем их поведение не так, как надо;

– навязываем им неадекватные их природе формы поведения;

– общаемся на непонятном им языке;

– используя «человеческие» методы и способы воспитания и дрессировки, неэффективно или неправильно формируем их поведение.


Что нам нравится в собаках

Вопрос этот далеко не случаен. Все дело в том, что мы хотим видеть в наших собаках то, что нам нравится.

И вполне сознательно положительно подкрепляем (например, хвалим) понравившиеся нам особенности поведения, развивая и закрепляя их в собаке. Поэтому то, что нам нравится, выражается в собаке все ярче и ярче и повторяется все чаще и чаще.

А нравится нам, таким непохожим, в собаке очень разное. Ниже приведен перечень качеств, которые владельцы собак хотели бы видеть в своих питомцах, и количество владельцев, отметивших те или иные качества.

Качества, которые владельцы собак хотели бы видеть в своих питомцах:

– верность, сообразительность, дисциплинированность, смелость, ум, любовь к владельцу, решительность, послушание, мужество, интеллект, чуткость, умение слушать, любовь к членам семьи, самоотверженность, веселость, неподкупность, благородство, спокойствие – 92–99,1 %;

– юмор, индивидуальность, терпимость, самоуважение, способность сострадать, интеллигентность, незлопамятность – 83,5—89,6 %;

– великодушие, аристократизм – 71,7—76,9 %;

– гордость, осторожность, настойчивость, неумение обманывать – 62,3—67,9 %;

– непосредственность, эмоциональность 56,1—59,0 %;

– хитрость – 42,5 %;

– независимость, агрессивность к посторонним – 34,4– 37,7 %;

– дружелюбие ко всем, возбудимость, умение обманывать – 20,8—23,6 %;

– настырность, наивность, наглость, ревность, холе—ричность – 11,3—17,9 %;

– флегматичность, упрямство, агрессивность к собакам, злопамятность, глупость, нелюбовь к членам семьи, эгоизм – 1,9–9,9 %;

– непослушность, попрошайничество – 0,5 %;

– пустобрехство, трусость – 0 %.

Подавляющему большинству владельцев нравятся свойства, делающие собаку удобным и неконфликтным социальным партнером. Но среди нас есть те, кому нравится потенциальная или реальная конфликтность своих собак, как интравертная (направленная внутрь семьи), так и экстравертная (по отношению к посторонним собакам и людям).

Например, гордость в собаке нравится 67,9 % владельцев. Однако следует помнить, что гордость, помимо всего прочего, трактуется и как «высокомерие, чрезвычайно высокое мнение о себе, спесь». Хитрость нравится 42,5 % владельцев, но ведь хитрый – это еще и «изворотливый, скрывающий свои истинные намерения, идущий обманными путями». Среди свойств собак, которые можно назвать критическими, нам нравятся самоуважение (86,3 %), настойчивость (64,2), независимость (37,7), агрессивность к посторонним (34,4), умение обманывать (20,8), настырность (17,9), наглость (15,6), ревность (15,1 %), упрямство (9,0), агрессивность к собакам (8,5), злопамятность (3,3), нелюбовь к членам семьи (2,4 %). Недооценка негативных сторон этих свойств собачьего характера может служить первой причиной наличия «проблемных» собак.


С чем мы миримся в собаках

Мириться – это значит махнуть рукой, пустить на самотек, привыкнуть к чему—либо, не видя в этом чего—то необычного или принципиального. Это значит, по большому счету, позволять собаке делать что—то без особой похвалы с нашей стороны. Вроде бы подкрепления здесь нет. Но поскольку собака совершает действия, удовлетворяя имеющуюся у нее потребность, то подкрепление действию существует, и часто более мощное, чем наша похвала. Поэтому то, с чем мы миримся, закрепляется! Учтите это. Ниже приведен перечень свойств, с которыми владельцы собак готовы смириться, и количество владельцев, отметивших те или иные свойства:

– ревность – 49,5 %;

– возбудимость, хитрость, независимость, упрямство, настырность, наивность, умение обманывать – 37,3—31,1 %;

– холеричность, эмоциональность, наглость, флегматичность, дружелюбие ко всем, осторожность, непосредственность, агрессивность к посторонним, агрессивность к собакам, эгоизм, неумение обманывать – 29,7—20,3 %;

– настойчивость, злопамятность, гордость, попрошайничество, глупость, великодушие, аристократизм – 19,8—11,3 %;

– самоуважение, непослушность, терпимость, интеллигентность, незлопамятность, способность сострадать, индивидуальность, пустобрехство – 9,4–6,1 %;

– нелюбовь к членам семьи, спокойствие, трусость, юмор – 5,2 %;

– любовь к членам семьи, благородство, веселость, послушание, самоотверженность, умение слушать, интеллект, любовь к владельцу, неподкупность, решительность – 3,8–1,4 %;

– мужество, ум, чуткость, верность – 0,9–0,5 %;

– дисциплинированность, сообразительность – 0 %.

Обратим внимание на то, как мы относимся к тем свойствам собачьего характера, которые принадлежат к «группе риска». С ревностью мирятся 49,5 % владельцев (48,5 % мужчин и жен 50,4 %), с хитростью – 37,9 (соответственно 36,1 и 34,8), независимостью – 36,3 (38,1 и 34,8), упрямством – 34,9 (30,9 и 32,2), настырностью – 34,4 (33,0 и 35,7), наглостью – 28,3 (23,7 и 32,2),

с агрессивностью к посторонним – 22,6 (22,7 и 22,6), агрессивностью к собакам – 22,2 (21,6 и 22,6), эгоизмом – 20,8 (19,6 и 21,7), злопамятностью —

19,3 (23,7 и 15,7), с гордостью – 18,9 (19,6 и 18,3), с непослушностью – 9,0 (7,2 и 10,4) и с нелюбовью к членам семьи – 5,2 (мужчин и женщин Поровну – 5,2 %).


Вам больше нравятся люди или собаки

Лучше было бы этот вопрос и не задавать! Распределение голосов мужчин и женщин, ответивших на этот вопрос, показано в таблице 1.

Таблица 1



Как видно из данных таблицы, «человеку с собакой» больше нравятся четвероногие друзья, причем женщины обижены на людей больше, чем мужчины.


Почему наши собаки невоспитанны

А с чего им быть воспитанными? Мы ведь только декларируем, что нам нравятся дисциплинированность и послушание – именно на эти качества указали 98,6 % мужчин и 97,2 % женщин. Однако немало владельцев, которым нравятся в своих питомцах свойства, противоречащие дисциплинированности и послушанию, или которые мирятся с ними: наглость – это свойство нравится 15,6 % опрошенных (15,5 % мужчин и 14,8 % женщин), а мирятся с ним уже 28,3 % (23,7 и 32,2), настырность – соответственно 17,9 (21,6 и 14,8) и 35,5 (33,3 и 37,3), упрямство – 9,0 (12,4 и 6,1) и 34,9 (30,9 и 38,3), независимость – 37,7 (39,2 и 36,5) и 36,3 % (38,1 и 34,8), умение обманывать – 20,8 (18,6 и 21,7) и 31,1 (29,9 и 32,2), хитрость – 42,5 (41,2 и 42,6) и 37,0 (36,1 и 38,3 %).

Женщинам меньше, чем мужчинам, нравятся «негативные» свойства собачьего характера, но они легче мирятся с ними.


Почему наши собаки кусают людей на улицах

А почему бы и не кусать, если агрессивность к посторонним, как выяснилось в ходе опроса, нравится 34,4 % владельцев собак (41,2 мужчин и 28,7 % женщин), а мирятся с ней 22,6 % (22,7 и 22,6 %). А если учесть непослушание наших собак и то, что владельцам собак больше нравятся именно собаки, а не люди, то просто удивляешься, почему они еще так мало кусают законопослушных граждан. Тем более что дружелюбие по отношению ко всем нравится только 23,6 % владельцев (17,5 % мужчин и 28,7 % женщин), не нравится 49,5 (56,7 и 43,5), а мирятся с этим «недостойным поведением» 25,0 % (23,7 и 26,1 %).


Обучается щенок легко и быстро. К тому же физически он настолько слаб, что с ним нетрудно справиться, поэтому не откладывайте дрессировку, научите его ходить рядом с вами на поводке и не тянуть вас на лестнице и во время прогулки. Не ждите, пока ваш дог, ротвейлер или кавказская овчарка станут сильнее вас. То же касается и борьбы с иерархической (внутрисемейной) агрессией.


Метод 2. Устранение возможности совершения нежелательного поведения

Суть этого метода – устранение физической возможности совершения неугодного вам поведения. Например, собака в глухом наморднике не подберет пищу с земли, не будет много лаять, не укусит человека или другую собаку и не причинит вред домашним животным. Намордник помешает ей испортить мебель, обувь, провода и электронику, когда она остается в квартире одна, но, конечно, при условии, что не сможет снять намордник.

Такого же эффекта можно достичь, если содержать собаку в клетке, посадить ее на привязь, оставлять в комнате, лишенной ценных вещей, или убрать подальше все то, что не предназначается для ее зубов.

Чтобы собака не убегала, ее водят на поводке, прогуливают на огороженном участке. Можно привязать к ошейнику увесистую палку, которая мешает собаке бегать (так иногда поступают охотники).

Чтобы собака не воровала продукты, их нужно убирать подальше, а чтобы не залезала на диваны и кровати, на время своего отсутствия положите на них стулья. Иначе говоря, если вам не нравится какие—либо действия вашей собаки, сделайте так, чтобы она не смогла их совершить. Конечно, этот способ ничему не учит и ни от чего не отучает. К его достоинствам можно отнести лишь то, что он очень оперативен. Применив его, вы получите достаточно много времени, чтобы подумать над тем, что же делать дальше.

Способ устранения возможности совершения нежелательного поведения не устраняет потребности (мотивации), лежащей в его основе, и не предлагает освоить другую форму поведения. Но он не допускает повторений плохого поведения, а значит препятствует его закреплению. Если же хозяин собаки очень постоянен и настойчив в применении этого способа, то он может помочь благополучно миновать многие нежелательные для человека формы поведения собаки, характерны для периода ее детства. Пока вы держите щенка на привязи, не давая ему возможности съесть вашу обувь, он вырастет, и это его желание пропадет само собой. Но содержать щенка на привязи опасно тем, что он может запутаться, а в туалетной комнате на кафельном полу – простудиться. Пожалуй, лучший выход в такой ситуации – поддержание порядка в квартире. Если же вам просто лень убирать обувь, придется приобрести для собаки клетку.


Метод 3. Наказание

Мы очень часто пользуемся словом «наказание», подразумевая под ним неприятные и болевые воздействия на

собаку. Отмечу, что тем самым мы запутываем еще больше и так запутанное дело воспитания и дрессировки. Кстати, нам трудно бывает согласиться с утверждением, что наказание нельзя использовать, воспитывая и дрессируя, что оно малоэффективно и что существуют другие, более гуманные и действенные способы, например отрицательное подкрепление.

Так что же такое наказание

Для собаки – это неприятные или болевые воздействия, которые мы совершаем уже после ненужного нам или неправильного, с нашей точки зрения, ее поведения, т. е. между проступком пса и нашими воздействиями проходит какое—то время. Это главный принцип действия наказания (схема 1). Если же неприятное воздействие с нашей стороны совершается сразу по окончании нежелательного поведения или во время него, то это уже отрицательное подкрепление (схема 2).



Схема 2. Принцип действия отрицательного подкрепления

Особенность наказания – его неизбежность. Как бы ни вела себя провинившаяся собака после проступка, мы считаем, что ее следует наказать, и наказываем. Например, мы приходим вечером домой и обнаруживаем в квартире страшный беспорядок и радостно встречающего нас щенка. С точки зрения «среднестатистического» хозяина собаки, мы должны его наказать, что и делаем. Это неизбежное наказание, т. к. с момента проступка прошло немало времени (впрочем, оно бесполезно, в чем вы сами убедитесь со временем). Одновременно оно служит и отрицательным подкреплением ритуала встречи щенка: позже вы заметите, что он перестает радоваться вашему приходу и все чаще принимает позу подчинения (стыдится устроенного им беспорядка, но продолжает безобразничать с вашей точки зрения).

Еще пример. Ваша собака что—то подобрала на улице и, тщательно пережевывая это что—то, подходит к вам, выполняя команду «Ко мне!». Вы, естественно, дерете аки сидорову козу. Это наказание за подбор пищи (бесполезное, сами знаете), но одновременно и отрицательное подкрепление подхода к вам. Ваши действия приводят к тому, что собака перестает в такие моменты подходить к вам, а спокойно доедает подобранное в стороне.

Может сложиться и такая ситуация. Вам не нравится, что собака забирается на диван, и вы бы хотели исправить данное поведение. Вы входите в комнату и застаете ее на диване со счастливым выражением на морде. Желая дать понять собаке, что она не права и что вам не нравится такое поведение, вы ее шлепаете. Со временем она начинает понимать вот что: когда она лежит на диване, ваше появление и угрожающие слова служат сигналом к быстрому спрыгиванию с дивана, чтобы избежать шлепка. Другими словами, при помощи отрицательного подкрепления вы учите собаку быстро спрыгивать с дивана. А ваши шлепки – это наказание к тому самому залеза—нию на диван, с которым вы собрались бороться. Со временем вы убедитесь, что воспитательное значение этого наказания ничтожно.


Почему наказание чаще всего бездейственно

Потому что, во—первых, потребность уже удовлетворена и нежелательное действие уже получило положительное подкрепление. А во—вторых, потому что воздействие как следствие очень отдалено от причины (проступка). Представьте себе, вы наказываете собаку через час после того, как она съела ваши тапочки. В течение этого часа она совершила с десяток безобидных поступков. Как же ей понять, какое именно действие привело к неблагоприятным последствиям? Природа заставляет ее связывать последствия с последним по времени действием, что она и делает.

Американский ученый Б. Скиннер, один из основоположников оперантного научения, показал, что результат, для того чтобы стать подкреплением какому—либо действию, должен следовать за ним в тчение 10 с. Подчеркну, что это правило работает в естественной среде, когда животное может совершать в секунду массу самых разнообразных нужных и ненужных действий. И. П. Павлову в его знаменитой «башне молчания» удавалось вырабатывать условные рефлексы при отставлении подкрепления до 30 мин и более от условного раздражителя. Такие рефлексы были названы отставленными условными, но оказалось, что они вырабатываются с трудом или вообще не вырабатываются. С точки зрения отечественной физиологии высшей нервной деятельности наказание можно определить как далеко отставленное отрицательное подкрепление.

Наказание не учит, не сообщает животному информацию о том, какое поведение правильное. Собака, которую вы наказываете за съеденные тапочки, ничего не может понять, потому что в течение последнего часа она не ела никакой обуви (и вам бы порадоваться этому). И еще: наказание чаще всего учит тому, как не попадаться, а не тому, как правильно себя вести. Очень трудно для человека, а для животного практически невозможно, изменить будущее поведение, чтобы потом избежать его последствий. Поэтому лучше присмотритесь к себе – чаще всего, наказывая собаку, вы просто даете выход своим эмоциям и своим обидам на нее.

Наказание опасно тем, что, как замечает К. Прайор, оно служит мощным подкреплением наказывающему. Если при помощи наказания нам удалось исправить (а это случается) поведение, то бессознательно мы все чаще и чаще начинаем прибегать к нему. А избыток отрицательных воздействий на молодое животное приводит к тому, что у него пропадает всякое желание воспитываться и дрессироваться, оно вырастает зашуганным и робким.

Наказание может помочь, когда оно не очень далеко отставлено от нежелательного действия и очень сильное или неожиданное и непривычное и если поведение, с которым вы боретесь, не очень закрепилось у собаки.


Метод 4. Отрицательное подкрепление

Вопрос о подкреплении, как ни странно, довольно запутанный. В отечественной школе физиологов подкреплением считают все безусловные (непосредственные) воздействия на животное, которые следуют после условного сигнала (например команды). Безусловные воздействия – это и предложение собаке пищи, воды, и наш окрик, это и оглаживание, и шлепок, в общем, все, что собака непосредственно может воспринять. В случае наличия подкрепления условный рефлекс называют положительным (подкрепляемым), а отрицательным, или тормозным (не—подкрепляемым), – в случае отсутствия безусловного воздействия. При таком подходе болевые воздействия на собаку можно считать подкреплением, положительным для того действия, которое мы вырабатываем, например, движение собаки рядом с собой. Действие, которое вырабатывается при помощи боли, вызывает у собаки оборонительный положительный рефлекс. Собака совершает нужные нам действия, уходя от боли, предотвращая ее, т. е. обороняется.

В оперантной дрессировке подкреплением считается любое воздействие, увеличивающее или уменьшающее вероятность повторения в будущем поведения, предшествующего воздействию. В таком случае положительным подкреплением считается воздействие, которое увеличивает вероятность предшествующего ему действия в будущем. Другими словами, животное всегда стремится к получению положительного подкрепления, поскольку этот момент всегда положительно эмоционален. И, наоборот, животное стремится избежать отрицательного подкрепления, т. к. оно вызывает отрицательные (негативные) эмоции и снижает вероятность повторения в будущем поведения, приводящего к такому состоянию. Неудовлетворение потребности считается в оперантной дрессировке мощным отрицательным подкреплением.

По мнению К. Прайор, отрицательное подкрепление – это любое неприятное событие или ощущение, действие которого можно прекратить или избежать, изменив поведение. Отрицательное подкрепление, как и положительное, – одна из составляющих самого поведения, поэтому на него можно повлиять только изменением поведения, и в этом его отличие от наказания.

Для того чтобы наверняка понять отличие отрицательного подкрепления от наказания, вернемся к примеру, упомянутому ранее. Ваша собака часто залезает на диван. Вам это не нравится и вы отучаете ее следующим образом: как только застаете на диване, тут же ее ругаете и задаете трепку. Как правило, агрессивное поведение хозяина прекращается сразу же, как только собака спрыгивает с дивана. Если следовать вашей логике, то благодаря примененным мерам воздействия собака должна сообразить, что лазать на диван ей нельзя. Ничего подобного! Собака считает, что грубый резкий окрик хозяина означает: скорей слезай, чтобы избежать трепки.

Однако многие собаки довольно быстро понимают, что появление хозяина, когда они лежат на диване, приводит к резкому окрику, и если с дивана не слезть, то схлопочешь. В результате ретируются сразу, как только увидят хозяина на пороге комнаты. Третьи идут еще дальше, они связывают наличие хозяина в квартире с его агрессивным поведением во время «диванного положения» и в его присутствии ведут себя как паиньки. Когда же хозяина нет, все собаки ведут себя одинаково – «диванолюби—во». Почему? Да потому что неприятное для собаки воздействие (ругань, шлепки) выступает подкреплением (отрицательным или положительным, – это еще вопрос) ее действия (спрыгивания с дивана) и наказанием по отношению к залезанию на диван. Таким педагогическим воздействием вы обучаете собаку быстро спрыгивать с него по команде (в данном случае это комплексный раздражитель – ваш вид и осуждающий крик).

Как же отучить собаку залезать на диван? Нужно придумать нечто такое, что делало бы неприятным именно это действие. Например, можно поставить на диван заряженные мышеловки. Одного добермана, который со всего размаха шлепался на диван, отучили так: разложили на диване остриями вверх шиферные кнопки и прикрыли их покрывалом. Для отучения оказалось достаточным одного прыжка. Более того, бедняга начинал активно сопротивляться при попытке затащить его на диван.

Отрицательное подкрепление – очень эффективный способ формирования поведения, но не лучший. Проследите за собой, в общении и с людьми, и со своими собаками мы в основном пользуемся именно им. Нам почему—то кажется, что хорошее поведение – это норма. Так и должно быть, и что уж тут радоваться и хвалить? Поэтому и не замечаем, а что самое плохое, и не подкрепляем положительно нужное нам поведение. Мы его как будто не видим, а обращаем внимание только на огрехи, за что и ругаем собаку. Но слишком частое применение отрицательного подкрепления приводит, особенно у щенков, к появлению робости, неуверенности в себе, тревожности и отбивает охоту от самого процесса дрессировки. Потому что собака начинает понимать: ее новый навык увеличивает возможность дополнительного получения отрицательного подкрепления, которого она, естественно, стремится избежать. Кстати, классическая дрессировка и называется классической, потому что строится в основном на отрицательном подкреплении. Например, команда «Сидеть!» свидетельствует о возможных неприятных, а то и болевых воздействиях на область крестца, и чтобы их избежать, необходимо сесть.


Чему учит команда «Фу!»

А ничему, потому что это даже не команда! И собаки, понимая это, реагируют на это звукосочетание как бог на душу положит. Одни, а их подавляющее большинство, просто игнорируют крики хозяина, другие, хотя и понимают, о чем идет речь, но свое дело доделывают. Потом такие собаки либо приползут на брюхе с виноватым видом, либо будут долго изводить хозяина, делая вид, что собираются убежать от него навсегда. Но некоторые на самом деле панически боятся этого слова.

Почему это «Фу!» не команда? Как известно, команда (разрешающий, запускающий, санкционирующий, вызывающий поведенческий акт, стимул или раздражитель) дает информацию собаке о чем—то конкретном, что необходимо в данный момент сделать. А буквосочетание «Фу!» – это просто сигнал—предвестник боли или других неприятностей. Звуковой сигнал, предшествующий натуральному отрицательному подкреплению, приобретает его свойства и становится условным отрицательным подкреплением. Но чтобы сигнал был для собаки значимым, т. е., чтобы она обратила на него внимание и учла последствия, он должен сопровождаться достаточно сильным натуральным отрицательным подкреплением – болью. Следует еще добавить, что «Фу!» – это универсальное условное отрицательное подкрепление, хотя бы потому что мы пытаемся использовать его во всех случаях хулиганского поведения наших собак. К тому же функцию этого подкрепления со временем начинают приобретать и другие специфические слова и интонации, которые мы обычно употребляем, шлепая собаку.

При использовании условного отрицательного подкрепления возникают свои проблемы, недаром появился даже термин «зафукивание». С одной стороны, сигнал «Фу!» подкрепляется недостаточно сильно (не превышает порога болевой чувствительности собаки) и потому не становится значимым. С другой, произносится так часто, а подкрепляется так редко, что быстро теряет свое значение. С третьей, самой печальной стороны, подкрепление бывает нередко чрезмерной силы, и собака начинает бояться как сигнала, так и человека, подавшего его. А печаль в том, что, добившись значимости сигнала, мы даем тем самым прекрасный рычаг управления нашей собакой посторонним людям. Потому что это «Фу!» знают теперь все – от бессознательных младенцев до сверхсознательных старушек. Конечно, несложно сделать сигнал «Фу!» синонимом команды «Фас!», но при этом возможны неприятные последствия.

В то же время при помощи условного отрицательного подкрепления бывает очень трудно от чего—нибудь отучить собаку. Например, сигнал «Фу!» не отучит ее подбирать пищу с земли, он научит ее не делать этого, только когда будет подан. А если сигнал не подан значит, можно? Так оно и бывает.

Если возникает необходимость управления собакой на расстоянии, когда она без поводка, эффективней будет подать какую—нибудь отработанную до навыка команду («Ко мне!», «Стоять!» или «Сидеть!») – это помогает чаще. Если собака отвлекается при работе, достаточно повторить рабочую исполнительную команду и при необходимости подкрепить ее.

Используя как натуральное, так и условное отрицательное подкрепление, вы должны помнить о его силе. Отрицательное подкрепление только тогда принесет пользу, когда оно будет значимым для собаки. Например, на шлепок газетой щенок кавказской овчарки не обратит внимания, и нежелательное его поведение не угаснет. В то же время это подкрепление не должно быть и чрезмерным, потому что удар тока электрического ошейника чрезмерной силы для того же щенка овчарки может привести к появлению панической реакции, срыву нервной системы и трусости на всю оставшуюся жизнь. Ваши воздействия должны быть такой силы, чтобы собака стремилась их избежать, но не впадала в панику.

Применяя отрицательное подкрепление, следует научиться прекращать его сразу же, как только поведение собаки улучшится (изменится) хоть немножко, и обязательно давать возможность животному компенсировать наличие отрицательных эмоций получением положительного подкрепления.

Категория: ПЕРЕВОСПИТАНИЕ СОБАК | Добавил: admin | Теги: Дрессировка собак, воспитание собак, психология собак, сайт о животных, интересное о собаках, поведение собак, домашние животные
Просмотров: 543 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
ЭНЦИКЛОПЕДИИ О ЖИВОТНЫХ
ОТКРЫТКИ О ЖИВОТНЫХ И ПРИРОДЕ
БАРБОС - ДЕТЯМ
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2021 Каталог сайтов Bi0 Яндекс.Метрика Каталог сайтов и статей iLinks.RU