Б          А         Р         Б        О         С  
                             сайт для всех любителей  домашних и диких животных и природы  
В МИРЕ ЖИВОТНЫХ
ДОМАШНИЕ ЖИВОТНЫЕ
СОБАКИ
КОШКИ
АКВАРИУМ: ЖИВОТНЫЕ И РАСТЕНИЯ
Категории раздела
ПОРОДЫ СОБАК [452]
СОБАКА ОТ НОСА ДО ХВОСТА [11]
УХОД ЗА СОБАКОЙ [37]
ПИТАНИЕ СОБАК [11]
ЛЕЧЕНИЕ СОБАК [91]
ЩЕНОК В ВАШЕМ ДОМЕ [5]
ПЛЕМЕННОЕ РАЗВЕДЕНИЕ СОБАК [95]
СПОРТ ДЛЯ СОБАКИ. СПОРТ С СОБАКОЙ [44]
ПОВЕДЕНИЕ СОБАКИ [52]
ПСИХОЛОГИЯ СОБАК [76]
ОПАСНАЯ СОБАКА [9]
КОРРЕКЦИЯ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ У СОБАК [21]
ПЕРЕВОСПИТАНИЕ СОБАК [8]
ТРУДНЫЕ СОБАКИ [12]
КАК ЖИТЬ С СОБАКОЙ-НЕВРОТИКОМ [10]
САМЫЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ О СОБАКАХ [7]
IQ ТЕСТЫ ДЛЯ ВАШЕЙ СОБАКИ [21]
ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ БЫ ВАША СОБАКА ЗАДАЛА ВЕТЕРИНАРУ, ЕСЛИ БЫ УМЕЛА ГОВОРИТЬ [101]
ПОЧЕМУ СОБАКИ ГОРАЗДО УМНЕЕ, ЧЕМ ВЫ ДУМАЕТЕ? [22]
Форма входа

Главная » Файлы » СОБАКИ » ПЕРЕВОСПИТАНИЕ СОБАК

Страхи. Природа и причины
18.07.2013, 09:44

Мы часто сталкиваемся с поведением собак, которое называем трусостью, страхом или боязнью. Проявляется оно в том, что идущая рядом собака вдруг перестает подчиняться командам, прижимает уши, поджимает хвост, дрожит, беспокойно оглядывается, жмется к нашим ногам или панически убегает.

Иногда нетрудно понять, что именно вызывает такую реакцию собаки и почему она так реагирует, иногда трудно выяснить причину, но в любом случае это снижает работоспособность собаки, мешает управлению ею, а то и исключает его, приводит к печальным последствиям: панически убегающая собака может потеряться или попасть под машину. А если такая реакция вашей собаки будет зарегистрирована во время тестирования, ее могут не допустить к разведению.


Определения

Зоопсихологи считают, что страх – это специфическая эмоциональная реакция организма, т. е. одна из эмоций. В самом общем смысле эмоциями называют особый класс психических процессов и состояний, отражающих в форме непосредственного переживания (удовлетворения, радости, страха и т. д.) значимость действующих на организм явлений и ситуаций.

Часть эмоций связана непосредственно с потребностями и характеризует их возникновение, состояние, вероятность и факт удовлетворения. Однако существуют раздражители и ситуации, которые сами по себе не нарушают гомеостатического равновесия организма, но которые предвосхищают возможные или неизбежные жизненно значимые события.

Предвосхищение – это особый источник эмоциональных процессов. Предвосхищающие сигналы можно классифицировать в зависимости, во—первых, от того, какие события они предвосхищают, и, во—вторых, от того, может ли субъект оказывать влияние на эти события. По первому основанию их подразделяют на:

– сигналы боли, сильной, продолжительной стимуляции, вызывающей страх;

– сигналы возможного неудовлетворения потребности, слабой боли, вызывающие агрессию;

– сигналы удовлетворения потребностей, вызывающие положительные эмоции;

– сигналы, предвосхищающие неопределенное, новое событие, вызывающее любопытство (в других условиях – страх).

Таким образом, страх – это эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленная на источник действительной или воображаемой опасности. В отличие от боли и других видов страдания, вызываемых реальным действием опасных для существования факторов, страх возникает при их предвосхищении.

В зависимости от характера угрозы интенсивность и специфичность переживания страха варьирует в достаточно широком диапазоне оттенков: тревога, боязнь, испуг, панический страх, ужас.

Тревога – эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности и проявляющееся в ожидании неблагополучного развития событий. В отличие от страха как реакции на конкретную угрозу тревога представляет собой обобщенный (генерализованный), диффузный или беспредметный страх. Это состояние не только предупреждает субъекта о возможной опасности, но и может побуждать к поиску и конкретизации этой опасности, к активному исследованию окружающей действительности с установкой определить угрожающий предмет. Тревога может проявляться как ощущение беспомощности, неуверенности в себе, преувеличения значимости и опасности характера внешних факторов. Поведенческие проявления тревоги, как и страха вообще, заключаются в общей дезорганизации деятельности, нарушающей ее направленность и продуктивность.

Психологи считают, что есть все основания для выделения такого свойства темперамента, как тревожность, под которой понимают склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующейся низким порогом возникновения данной реакции.

Под испугом подразумевают внезапный и мгновенный, резко выраженный страх, возникающий при неожиданном и непонятном, но еще не осознанном изменении ситуации. Боязнь, напротив, всегда связана с осознанием определенной, известной опасности, возникает это состояние медленнее, дольше продолжается, но и легче может быть устранено.

Состояние аффекта (панический страх, ужас) – сильное и относительно кратковременное эмоциональное переживание, сопровождаемое резко выраженными двигательными (паническое бегство, оцепенение, защитная агрессия) и физиологическими проявлениями. Аффекты развиваются в критических условиях при неспособности субъекта найти адекватный выход из опасных, чаще всего неожиданно возникающих ситуаций. Обладая свойствами доминанты, аффекты тормозят не связанные с ними психические процессы, навязывают тот или иной стереотипный способ аварийного разрешения ситуации.

Страх и тревога могут соответствовать и не соответствовать степени опасности, быть адекватными или неадекватными ей, но функционально служат предупреждением о предстоящей опасности, позволяют сосредоточить внимание на их источнике, побуждают искать возможности избежать опасности.

Страх – отрицательная эмоция. Она дезорганизует ту деятельность, которая приводит к ее возникновению, но зато организует действия, направленные на уменьшение или устранение вредных воздействий.

Среди инструментальных реакций, сопровождающих эмоциональную реакцию страха, прежде всего выделяют реакцию избегания. Это реакция, которая возникает у индивида в ответ на сигнал опасности и которая призвана устранить опасность (исключить действие отрицательного раздражителя) путем выхода из сферы действия опасного раздражителя. Эта реакция активна по определению, и называть ее пассивно—оборонительной неправомочно. Пассивно—оборонительная реакция, подчеркивающая пассивность животного, которую часто называют реакцией затаивания или оцепенения, выражается в полном прекращении движений. Агрессивно—оборонительная реакция, напротив, направлена на уничтожение источника опасности и имеет все характерные признаки атаки.

Очень часто состояние тревоги, боязни или страха путают с ориентировочной реакцией, под которой понимают комплекс реакций, направленных на лучшее восприятие характеристик раздражителей внешней среды. На поведенческом уровне ориентировочная реакция выражается в прекращении текущей деятельности (стоп—реакция) и ориентации сенсорных систем на источник – причину реакции. Путаница же кроется в отмене текущей деятельности или снижении ее эффективности и в более или менее продолжительном периоде неподчинения командам, что так напоминает реакции, вызванные состоянием тревоги и страха.


Причины

Реакции страха могут быть вызваны различными по силе раздражителями. Из повседневного опыта известно, что сильные, очень сильные или сверхсильные раздражители вызывают одновременно страх и реакцию бегства. При этом сила раздражителя, вызывающего бегство, выше, чем сила раздражителя, вызывающего страх.

Как было показано в лабораторных условиях, уже на ранних этапах развития стимуляция раздражителем меньшей интенсивности вызывает реакцию приближения, а большей – удаления. Вообще для животного важнее именно увеличение интенсивности раздражителя, так как сверхсильный раздражитель с большей долей вероятности может свидетельствовать о наступлении опасных последствий. Не исключено, что сверхсильный сигнал служит «релизером» (сигналом, вызывающим инстинктивную реакцию) для оборонительного поведения. Считается, что реакцию страха может вызвать любой раздражитель непривычно высокой



интенсивности. Такую же реакцию вызывают раздражители, интенсивность которых возрастает слишком быстро, например быстро перемещающиеся или приближающиеся предметы.

Если представить себе организм в виде «сенсорной машины», реагирующей на определенные характеристики раздражителя, то прежде чем поступить в мозг, сигнал должен превысить физиологический порог на уровне рецепторов, а затем – порог восприятия или порог осознанного узнавания (дифференциация раздражителя). После того, как сигнал (раздражитель, стимул, команда) опознан, поведение может строиться следующим образом:

– если сигнал опознан как относительно новый, развивается исследовательское поведение;

– если сигнал, с учетом опыта, опознан как нейтральный (безразличный), продолжается текущая деятельность;

– если сигнал опознан, с учетом опыта, как положительный (условный положительный), он вызывает соответствующее этому поведение;

– если сигнал опознан, с учетом опыта, как отрицательный (условный отрицательный, связанный с болью), поведение приобретает форму оборонительного.

С последующим увеличением силы раздражителя в пределах определенных границ (норма реакции) описанные выше поведенческие реакции развиваются в сторону увеличения их выраженности (интенсивности).

При увеличении силы раздражителя выше верхнего порога нормы реакции (он становится сверхсильным) организм отвечает неадекватными, парадоксальными или оборонительными реакциями.

Следует напомнить и о влиянии внезапности появления раздражителей. Знакомые, но появляющиеся внезапно, они вызывают негативную реакцию. Необходимо отличить внезапность неожиданности появления раздражителя. Неожиданность может характеризовать и новизну раздражителя, играющую значительную роль в развитии реакций страха.

Считают, что степень новизны обратно пропорциональна: частоте появления похожих раздражителей; степени давности (имеется в виду время, прошедшее между появлением похожих раздражителей); степени сходства раздражителей. Различают также новизну абсолютную (раздражитель никогда не встречался животному) и относительную (необычное сочетание знакомых животному раздражителей). Степень новизны зависит от степени неожиданности раздражителя, которая определяется тем, насколько действующий раздражитель отличается от ожидаемого животным. Поэтому появление даже знакомого раздражителя в новой для животного ситуации часто вызывает испуг.

Итак, выраженность реакции животного на раздражитель зависит от степени новизны, силы и внезапности появления последнего. Поэтому к реакциям описанной выше «сенсорной машины» можно добавить:

– если раздражитель появляется внезапно или неожиданно для данной ситуации, отмечается реакция испуга;

– если раздражитель опознан как абсолютно новый, развивается реакция страха (выраженность этой реакции находится в прямой зависимости от степени новизны и силы раздражителя).

Известно, что животные предпочитают раздражители умеренной интенсивности и избегают слишком сильных, новых и необычных. Чем непривычнее и сложнее обстановка, тем чаще проявляются неуверенность, робость и даже реакция избегания – нежелание животного находиться в данной обстановке, неповиновение, побег.

Новизна раздражителя определяется опытом животного и прежде всего ранним опытом, который приобретается в основном благодаря таким формам научения, как привыкание и импринтинг. Среди видов импринтин—га (социальный, экологический, пищевой и инструментальный) в развитии страхов наиболее важен экологический, который обусловливает запечатление основных признаков экологической ниши животного (местность вокруг логова и среда его обитания), в которой ему придется существовать.

Только что родившееся животное или животное, у которого, наконец, начал функционировать зрительный анализатор, не различает «знакомое» и «незнакомое». Но как только оно познакомится с некоторым минимумом раздражителей (минимально необходимым количеством информации, достаточным для выживания в данной среде), экологический импринтинг заканчивается. Животное, уже имеющее отличать одни предметы от других, начинает сторониться вновь появившихся объектов, которые воспринимаются им как незнакомые. В связи с этим, если запечатление произошло, изменить его последствия уже практически невозможно. По окончании чувствительного (иногда его называют критическим) периода новая информация, даже сверхзначимая, не оказывает влияния на психическое развитие животного.

Значение периода импринтирования трудно переоценить по его влиянию на последующую жизнь. Согласно мнению известного физиолога Л. Г. Воронина, по механизму импринтирования устанавливается конечный объем (базовая информация) долговременной памяти, ограниченной именно продолжительностью периода запечатления. Воронин приходит к заключению, что «после окончания этого периода (импринтирования), вероятно, продолжающегося до полового созревания, строение мозга во всех его деталях отражает базовый объем и качественный состав долговременной памяти, т. е. ее алфавит, который на протяжении всей последующей жизни организма будет многократно перекодироваться и перекомбинироваться по условнорефлекторным законам в связи с потребностями организма и изменениями во внешней среде. Тогда в зрелом возрасте в любом обучении мы будем наблюдать лишь различные варианты становления процесса считывания (условного отражения) ранее зафиксированной информации».

Невозможность осуществления адекватного (с точки зрения будущего существования) экологического имприн—тинга приводит к ранней сенсорной депривации, вызывающей часто необратимые изменения структурной и функциональной организации центральной нервной системы и ее анализаторов.

Принято различать три вида условий содержания животных:

– обедненные условия (обедненная среда) – это когда сенсорные воздействия внешней среды или контакты с особями своего вида ограничены (содержание в условиях замкнутой территории с ограниченным притоком новых раздражителей);

– нормальные, или обычные, условия (нормальная среда) максимально соответствуют экологическим особенностям вида или тем условиям, где животным предстоит существовать;

– обогащенные условия (обогащенная среда) подразумевают дополнительное наличие контактов с особями своего и других видов, различных игровых предметов, регулярную смену мест прогулок, проведение игровых и специальных занятий.

Во время импринтирования в памяти формируются «нервные модели стимулов», которые, сформировавшись, служат матрицей, прокрустовым ложем для информации, воспринимаемой животным. Чем значительнее несовпадение раздражителей окружающей среды с банком моделей стимулов, тем выраженнее реакция животного. Поэтому животные, выращенные за городом или в питомнике, так боязливы и трусливы в условиях города. Такое поведение в свое время получило название «синдром питомника» (учитывая это явление, службы собак армии и полиции всего мира закупают только тех животных, что были выращены в таких же условиях, в которых им впоследствии придется работать).

Нечто аналогичное происходит сейчас со многими собаками во время продленного квартирного содержания. При этом, во—первых, ограничивается двигательная активность щенка, что приводит к гиподинамии, а следовательно, к ослаблению защитных сил организма и экстерьер—ным нарушениям, во—вторых, имеет место социальная изоляция, которая в будущем скажется на общении с себе подобными, а в—третьих, организм испытывает ту самую сенсорную депривацию.

Таким образом, вследствие дефицита внешних воздействий в период раннего развития в дальнейшем повышается уровень негативного эмоционального напряжения, при воздействии на организм отрицательных раздражителей, что приводит к усилению значимости этих воздействий для животного, т. е. животное больше тревожится, попав, например, в незнакомую обстановку. Очень важно отметить, что эмоциональная собака кажется более трусливой по сравнению с менее реактивной собакой.

Реакции собак на незнакомые раздражители в значительной степени зависят от того, насколько они знакомы с ситуацией, в которой появляется тот или иной раздражитель. С увеличением новизны обстановки, ситуации (а значит и неопределенности), в которой находится животное, уливается состояние его тревожности, что также сказывается на выраженности поведенческих реакций. Известно, что незнакомый предмет в незнакомой ситуации исследуется значительно меньше и чаще вызывает оборонительную реакцию. Однако и внезапное появление знакомого раздражителя в незнакомой обстановке может вызвать сильную реакцию страха. При наличии состояния тревоги «страшные» параметры стимула как бы усиливаются, и даже, казалось бы, не очень опасный раздражитель способен инициировать выраженную реакцию страха.

Выраженность ответных реакций определяется также накопленным опытом. Известно, что при стрессовых ситуациях, сопровождаемых болью или сильным страхом, очень быстро, а часто с первого раза образуются условно—рефлекторные связи на состояние и инструментальные условные рефлексы (реакция избегания), когда запускающими стимулами становятся обстановка в целом или отдельные ее раздражители. В связи с чем встреча таких же или похожих стимулов может вызывать уже имеющееся в репертуаре оборонительное поведение.

При изучении неврозов и фобий было показано, что возникновение неврозов в определенной, «травмирующей», обстановке характеризуется очень быстрым образованием «патологических» условных рефлексов (вероятно, по типу доминанты), связывающих состояние организма с отдельными раздражителями окружающей среды или их совокупностью. Воспроизведение, казалось бы, исчезнувшего невроза при действии раздражителей, связанных с ранее травмировавшей обстановкой (звуки выстрела, взрыва), подтверждается и другими наблюдениями. Даже отдаленные компоненты такой ситуации могут вызвать уже пережитое патологическое состояние, между тем как поведение животного в других условиях не обнаруживает явных нарушений.

Таким образом, эффективность, с которой внешние ситуации вызывают реакцию страха, оборонительное или исследовательское поведение, зависит от того, что животное на основании своего опыта считает знакомым. Замечено также влияние наличного внутреннего состояния животного на выраженность его реакций. Например, было показано, что от внутреннего состояния зависит, вызовет ли раздражитель страх или исследовательское поведение. Радостное возбуждение, наличие какой—либо сильной потребности, выполнение целенаправленного действия уменьшает состояние страха. И наоборот, угнетенное состояние, недомогание, усталость способствуют развитию более выраженных оборонительных реакций.

Выраженность реакций животных на различные ситуации и раздражители зависит от типа высшей нервной деятельности (ВНД). Авторы многих тест—систем принимают как аксиому длительность ориентировочной реакции и наличие поведенческих реакций, сопровождающих состояние страха, связанное со слабым типом ВНД. Однако Иванов—Смоленский и Розенталь на опытах доказали, что исследуемые ими собаки, обладающие выраженной пассивно—оборонительной реакцией, не могут быть отнесены к животным со слабым типом нервной системы. Широко известны также опыты, проведенные Выржиковским и

Майоровым. Эти исследователи, распределив щенков двух пометов на две группы, воспитывали одну группу в изолированных условиях, а другую – на свободе. Результатом такого воспитания оказалось резкое различие в поведении собак. Воспитанные на свободе не проявляли пассивно—оборонительной реакции, а у воспитанных в изолированных условиях она резко проявлялась как по отношению к людям, так и ко всей новой обстановке, за исключением того помещения, в котором они воспитывались. При определении типа высшей нервной деятельности «трусливые» собаки были отнесены к сильному типу.

И. П. Павлов, первоначально связывающий наличие пассивно—оборонительной реакции со слабым типом ВНД, отказался в последние годы своей жизни от этого отождествления, считая трусость реакцией, которая постоянно маскирует истинную силу нервной системы. В 1938 г. он писал: «Все казавшиеся нам трусливыми, т. е. медленно привыкавшие к нашей экспериментальной обстановке собаки, которые также с трудом вырабатывали уловные рефлексы (а вся их условнорефлекторная деятельность легко может быть нарушенной от малозначительных новых внешних влияний), огульно относилась нами к слабому типу нервной системы. Это привело даже к грубой ошибке, когда я одно время считал таких собак специалистами торможения, т. е. сильными по торможению». Как показали исследования Л. В. Крушинского, проведенные на большом поголовье животных, собаки с пассивно—оборонительной реакцией могут относиться как к слабому, так и сильному типу ВНД. Ученый пришел к следующим выводам:

– пассивно—оборонительная реакция, не являясь непосредственным свойством слабого типа, все же легче возникает у слабых собак;

– пассивно—оборонительная реакция может свободно комбинироваться как с сильным, так и слабым типом нервной системы;

– пассивно—оборонительная реакция и тип высшей нервной деятельности – в значительной степени самостоятельные свойства нервной системы.

Оценивая потомство, полученное от «смелых и смелых» и «трусливых и трусливых» собак, Крушинский показал, что «трусливых» щенков больше в пометах от «трусливых» родителей, чем в пометах от «смелых», хотя они встречаются и у последних.

Поведенческие акты, как правило, находятся под очень большим влиянием многообразных условий генотипиче—ских и внешних факторов. На выраженность реакций страха и их наличие влияют пороги чувствительности анализаторов, возбудимость, эмоциональность, тревожность животного, работоспособность (сила) центральной нервной системы, подвижность нервных процессов и, вероятно, некоторые другие физиологические и психологические особенности, которые могут контролироваться одним или многими генами. Определить, какие из свойств или генов играют решающую роль в выраженности оборонительных реакций, – дело нелегкое. Но, так или иначе, исследованиями М. П. Садовниковой—Кольцовой, Д. К. Беляева и Л. Н. Трут была подтверждена возможность усиления оборонительных реакций путем отбора отличающихся в нужном направлении животных.

Возможен отбор и по одному поведенческому признаку. Например, Л. В. Крушинскому и Л. Н. Молодкиной удалось вывести линию крыс, чувствительных к определенным характеристикам звукового раздражителя (отбор проводился без строгого инбридинга). Однако эти исследования проводились в стандартных для всех животных условиях лаборатории или вивария, чего нельзя достичь при воспитании и выращивании собак, находящихся в личном пользовании. Стандартные условия позволяют определить отличия в поведении, которые с большой долей вероятности контролируются генетически.

По некоторым данным, такие чувства, как страх, любопытство и агрессивность, считаются врожденными, а лежащие в их основе механизмы развиваются в определенной последовательности на строго определенных этапах созревания организма. В эти критические периоды любое воздействие, нарушающее нормальный ход событий, может изменить, иногда необратимо, формирование поведения. А Хэмфри и Уорнер показали, что боязнь сильных звуков и тактильных раздражителей не определяется независимыми наследственными признаками. Проявление этого состояния зависит в значительной степени от условий жизни собаки.

На основании собственных исследований Л. В. Крушин—ский пришел к выводу, что, вероятно, наследуется не сама пассивно—оборонительная реакция, а скорее определенная норма реагирования животного на внешние условия его воспитания, а реакция возникает в результате теснейшего взаимодействия внешних факторов с наследственными возможностями организма.

Таким образом, реакции страха вызываются сильными, внезапными, незнакомыми, неожиданными раздражителями, а также раздражителями, условно—рефлекторно связанными с опасными для животного последствиями. При этом степень выраженности реакций определяется ранним опытом, степенью знакомства с ситуацией (обстановкой), внутренним состоянием животного, генетически зависимыми порогами чувствительности его анализаторов, возбудимостью, эмоциональностью, тревожностью, силой нервной системы и подвижностью нервных процессов. Генетическое влияние корректируется до некоторой степени воздействиями внешней среды (тренированностью).


Идентификация, социализация и страхи


Идентификация

Благодаря видовой идентификации щенок начинает распознавать своих родителей (детский импринтинг), формировать социальные взаимоотношения (социальный) и сексуальные взаимоотношения (половой импринтинг). Животное, у которого по каким—либо причинам естественный процесс импринтинга был нарушен, может считать себя представителем другого вида. Приведу такой пример. Щенок фокстерьера (кобель) рос в полной изоляции, и когда в возрасте 16 нед оказался среди других собак, при их игровых атаках вел себя неестественно заторможенно. При контакте же со щенками, которых тоже выращивали изолированно, было отмечено, что собаки относились друг к другу без агрессии, но и не взаимодействовали друг с другом. Исследователи пришли к выводу, что щенки, выращиваемые в изоляции до 16–недельного возраста, не могут наладить социальных контактов с другими представителями своего вида и отвергаются ими. В другом случае, кобель чихуахуа, выращенный кошками до 16–недельного возраста, оказывал предпочтение кошкам и проявлял испуг в присутствии собак, а также никак не реагировал на собственное отражение в зеркале. В то же время щенки, которые попали в семью человека в 4–недель—ном возрасте и где были еще собаки, кошки, а также дети, были доброжелательнее к людям, чем к собакам. Например, взрослый шелти, выращенный в семье с котом и двумя детьми, оказывал сексуальное предпочтение кошке и нападал на всех собак, независимо от пола. Практика показывает, что к 6–недельному возрасту у щенков в основном уже сформированы социальные и сексуальные предпочтения, и изменить их в дальнейшем бывает довольно трудно.

Дата окончания стадии идентификации зависит от ряда факторов – наследуемых (порода, линии, индивидуальные особенности) и внешних (поведение матери, других собак, качество окружающей среды). Среда, богатая стрессовыми воздействиями (например, жизнь бездомной собаки), приводит к более раннему окончанию этой стадии (промежуток между 7–й и 9–й нед).

Идентификация имеет несколько характерных свойств:

– ее результаты устойчивы и сохраняются иногда на всю жизнь;

– запоминание (научение) происходит очень быстро;

– запечатление братьев и сестер служит основанием для будущей общительности;

– она оказывает влияние на возможность последующей коммуникативности животного.


Факторы риска

Полное отсутствие общения с собаками своей или других пород в период от 3 до 12 (±5) нед жизни способствует идентификации щенка с другими видами животных, с которыми он общался в этот период (в основном люди, иногда кошки, кролики и т. п.) или предметными образами (игрушечное животное и т. п.). Результаты идентификации отличаются устойчивостью и сохраняются иногда на всю жизнь.

Во взрослом возрасте это приводит к социальному предпочтению запечатленных объектов и к избеганию контактов (при контактах – трусливое или агрессивное поведение) с представителями собственного вида или породы, включая изображение в зеркале. Кстати, отражение в зеркале – слишком неподходящий объект для имприн—тирования.

Ограниченное общение с другими собаками в период с 3 до 12 (±5) нед жизни приводит к нормальной или несколько измененной идентификации в зависимости от обстоятельств:

– возможно восстановление нормальной идентификации, если в 9–недельном возрасте собака имеет возможность общаться с другими щенками;

– поведение может быть очень неустойчивым – от социального предпочтения, незаинтересованности в контакте до агрессии по отношению к собакам несмотря на почти нормальную возможность общения.


Межвидовая социализация

Межвидовая социализация (межвидовое предпочтение, способность общаться с представителями других видов) несколько отличается от идентификации:

– легко образуется, но требует постоянного подкрепления (тренировки), иначе угасает;

– не распространяется на всех представителей вида, к которому выработано предпочтение, т. е. она индивидуальна.

Щенок не имеет наследуемых программ, обеспечивающих механизмы его взаимодействия с другими видами животных, однако 12 тыс. лет одомашнивания (доместикации) показали, что такие взаимодействия возможны. Особенность собак, заключающаяся в социальном имприн—тинге (обучение определению, распознанию и запоминанию социальных партнеров), может дать возможность взаимодействия с другими видами животных и человеком.

Несколько примеров. Щенков, выращиваемых практически в полной изоляции от людей, по одному изымали из привычной для них среды и передавали на неделю для тесного контакта (хэндлинга) с человеком, а после этого проверяли их реакцию на человека. Оказалось, что опасливое (трусоватое) отношение к человеку меньше проявлялось, если хэндлинг начинался, когда щенкам было 3–5 нед от роду, причем степень выраженности была минимальной в 5–недельном возрасте, а затем чувство опасности возрастало. Уменьшение или исчезновение страха перед человеком после хэндлинга больше всего проявлялось в возрасте 3 нед и было незначительным, когда со щенками начинали общаться в 5-, 7–и 9–недельном возрасте.

В другом эксперименте разновозрастных щенков, содержащихся в таких условиях, как и в первом примере, ежедневно помещали на 10 мин в комнату с пассивно ведущим себя человеком (человек сидел на стуле и никакого внимания на собаку не обращал). При этом обнаружилось следующее:

– в возрасте 3–5 нед щенок открыто и явно обследовал пассивного наблюдателя;

– в возрасте 7 нед щенок только через 2 дня (два 10–минутных сеанса) начинал исследовать человека;

– в возрасте 9 нед щенку требовалось 3 дня (три 10–минутных сеанса), прежде чем он начинал исследовать человека;

– в возрасте 14 нед щенок не приближался к человеку.

Легко напугать щенка в 12–недельном возрасте. Изолированное содержание и ручное вскармливание, контакт только с ограниченным кругом людей, исключение общения с другими людьми способствует формированию оборонительной реакции. Реакция страха была отмечена у всех исследуемых пород, хотя оборонительная агрессия у кокеров оказалась «более мягкой» чем, например, у басенджи, терьеров, бигли и шелти.

По мнению многих зоопсихологов, щенки начинают демонстрировать дружелюбное поведение по отношению к незнакомому человеку, как только они способны это сделать (как только им позволит это сделать развитие их двигательной системы), т. е. начиная с 3–недельного возраста. Но степень проявления этого дружелюбия снижается почти прямо пропорционально в возрасте 5–9 нед, сменяясь оборонительным поведением (которое появляется с 5–не—дельного возраста). В возрасте 3–5 нед щенок почти мгновенно забывает о реакции страха, но с возрастом становится все более и более осторожным (продолжительность реакции страха увеличивается). С 12–недельного возраста для социализации требуются активные игры, а в возрасте 14 нед социализация, похоже, невозможна.

В результате предварительных исследований можно установить срок спонтанной социализации с другими видами животных, начиная с первого столкновения. Вероятно, он заканчивается в возрасте 12 (±2) нед. Однако это не говорит о том, что привыкание (не импринтинг) не может развиваться в более позднем возрасте.

Можно выделить и как бы разновидность межвидовой социализации: «социализацию типа» мужчина, женщина, подросток, ребенок, младенец, черный, белый, с бородой, без бороды, в шляпе, в белом фартуке и т. д. Могут выделяться признаки, связанные с животными (их размеры: собака и волк больше койота), породные особенности и т. п. Сроки, качество и способность к контакту с большим или меньшим количеством видов варьируют и определяются как внутренними факторами (породными и индивидуальными особенностями), так и внешними (оборонительное поведение матери, условия выращивания и т. п.).

Социализация собаки зависит от наличия контактов с человеком в период от 3 до 12 (±2) нед жизни и должна подкрепляться постоянными контактами с человеком.

Ограничение контактов способствует развитию настороженности по отношению к человеку или боязни его и служит основой для формирования нежелательного поведения: трусости, повышенной тревожности, осторожности, фобий по отношению к некоторым типам людей (детям, мужчинам и т. д.).

Занятия по социализации предусматривают:

– общение с различными типами людей в период от 3 до 12±2 нед жизни щенка облегчает обобщенную социализацию по отношению к человеку;

– общение с животными других видов и собак других пород способствует выработке межвидовой социализации и снижает возможное агрессивное поведение собак по отношению к этим видам животных;

– межвидовая социализация снижает какие—либо выраженные социальные предпочтения.


Фобии

Довольно часто страхи могут служить основой формирования фобий, которые часто определяют как навязчивые переживания страхов в определенной обстановке. Фобии имеют специфические поведенческие проявления, цель которых – избежать предмета страха, в том числе и обстановки, связанной с ним, или уменьшить чувство страха с помощью навязчивых ритуализованных действий.

Ранее уже упоминалось, что в случаях, когда страх достигает силы аффекта (панический страх, ужас), он способен навязывать стереотипы поведения (бегство, оцепенение, защитная агрессия). Разнообразные навязчивые движения – двигательные стереотипы, возникающие при неврозах, могут сохраняться в течение длительного времени (года и более) после прекращения травмирующей ситуации и нормализации поведения. Усиливаются навязчивые движения при всяком эмоциональном возбуждении (при раздаче корма соседним собакам, появлении новых соседей и т. п.), но прекращаются при целенаправленных действиях (еда, ориентировочно – исследовательские реакции). Считается, что возникающие в этих условиях очаги застойного возбуждения приобретают доминирующее значение и начинают стереотипно функционировать при действии любого раздражения.


Коррекция трусливого поведения

Корректировать трусливое поведение (иногда его называют просто оборонительным или пассивно—оборонительным) трудно. Как показывают лабораторные исследования в школах И. П. Павлова и Ю. Конорски, даже после отмены болевого воздействия классические и инструментальные оборонительные условные рефлексы гасятся (исчезают) с трудом. Попробуйте встать на место собаки: после определенного сигнала, например громкого звука, вашу левую лапу очень—очень больно (!) ударяют током. Это значит: как только слышишь сигнал, быстренько отдергивай лапу. Представьте себе также, что вас начинают уверять в том, что удара током после громкого звука не будет, и предлагают это проверить. Предлагают не отдергивать лапу! Но дураков нет! Больно—то будет не им, а вам. Вдруг проверяющий пошутил или ошибся?!

И как это ни печально, но отучить собаку бояться слишком громких звуков, если это вызвано ее «слабой» нервной системой, практически невозможно.

Боязнь одиночества

Собака – животное стайное. Эта особенность закрепилась генетически и стала потребностью, которую так и называют – «потребность в стае». Поэтому одиночество как форма неудовлетворения этой потребности вызывает состояние социального стресса со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот состояния стресса собаки и боятся, поскольку чувства удовольствия от него не испытывают.

Паника, вызванная одиночеством, может сопровождаться дрожанием, учащенным дыханием,

слюнотечением, дефекацией, мочеиспусканием, а иногда и рвотой. Такое состояние приводит к появлению компенсаторных реакций – поведения, направленного на снижение стресса или на его снятие. Можно отнести также к переадресованному поведению или смещенной активности, которые часто возникают в результате невозможности удовлетворения особенно выраженной в данный момент потребности. Некоторые зоопсихологи считают, правда, такое поведение неконтролируемым, т. е. бессознательным.

Категория: ПЕРЕВОСПИТАНИЕ СОБАК | Добавил: admin | Теги: Дрессировка собак, воспитание собак, психология собак, сайт о животных, интересное о собаках, поведение собак, домашние животные
Просмотров: 559 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
ЭНЦИКЛОПЕДИИ О ЖИВОТНЫХ
ВИДЕО ПРО ЖИВОТНЫХ
ОТКРЫТКИ О ЖИВОТНЫХ И ПРИРОДЕ
БАРБОС - ДЕТЯМ
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2020 Каталог сайтов Bi0 Яндекс.Метрика Каталог сайтов и статей iLinks.RU